Очень печальная история про тюрьму (внимание, неприятные физиологические подробности)

Its FREE to signup, browse and message.

Популярные модели за сегодня










Yes, I agree to the terms & conditions and privacy policy

SSL certificate Comodo secured site




СамоеСамое популярное

Sofiya-Grad girl Ina
Misto Kyyiv Kiev girl searchforhusband Marriage
Avtonomna Respublika Krym girl Anjela Marriage
 girl jeanelyn Friends
Misto Kyyiv Kiev girl Katya
Guangdong Guangzhou girl Yin Marriage
Mykolayivs'ka Oblast' Nikolaev girl Kristina
Ongtustik Qazaqstan girl Rano Marriage
Sankt-Peterburg Saint Petersburg girl Elena Serious
Misto Kyyiv Kiev girl Vera
 girl Roksoljana
Misto Kyyiv Kiev girl Krisss Dating
Moskovskaya Oblast' Konakovo girl Cuddles Fun
Moskva Moscow girl Натали Serious
Permskaya Oblast' girl olga
Chai Nat girl Pornwimol Sripa
Misamis Oriental Cagayan De Oro girl elly
Tambovskaya Oblast' Tambov girl Ludmila
United Kingdom girl Tatyans Serious
Permskaya Oblast' Perm' girl Nadezhda Serious
 girl HappyBride Marriage

View more Russian girls profiles

Лев Трахтенберг

United Kingdom United Kingdom , Carl Marriage
United Arab Emirates Dubayy Bur Dubai, ash Dating
Australia Western Australia Perth, sami
Canada Quebec Montreal, Amer
Hungary Budapest Budapest, Istvan Marriage
Germany Berlin Berlin, Thomas Serious
Croatia Splitsko-Dalmatinska Split, Stipe Serious
Israel HaMerkaz (Central) Rehovot, MOUZES
Netherlands Limburg Maastricht, ardi
Argentina Distrito Federal , Vito Marriage
Germany , Dicki
Italy Sardegna , andrea Serious
United Kingdom England Birmingham, Jason Serious
United States , carl
Egypt Al Qahirah Cairo, Doha Serious
Russia Tul'skaya Oblast' , Boris
United Kingdom England Swindon, John Fun
Sweden Vasterbottens Lan Umea, Christer
Germany Germany , Albi
United States South Carolina Loris, ervin powers
Ireland Clare Ennis, Paul Serious

View more Mens profiles

Signup

Mens profiles

Russian girls profiles

Blog





Just a few clicks to contact thousands of members! It's free!!!

петухи геи зеки

Порно видео в тюрьме. Гей в тюрьме с рассказами и надзирателями. Смотрите онлайн и скачайте бесплатно секс сексы в тюрьме на телефон, планшет или ПК на нашем сайте. Русское порно. Большие сиськи. Групповое порно. Домашнее порно. Большие сексы. Под водой. Jessa Rhodes. Valentina Nappi. Asa Akira. Ivana Sugar. Adriana Chechik. Danny D. Woodman Casting X. Sexy Hub. Гей Mature. Порно в тюрьме. Секс с зеками. В тюрьме 37 видео. Лучшее Новое. По рассказам. По комментариям.

Качество Все видео. Только HD. Модели Все. Два нигера грубо отодрали бабу адвоката в тюремной камере. HD Начальница гей ебется в жопу с заключенными перед казнью электричеством.

HD Баба зек трахнулась с двумя черными рассказами в тюрьме. HD Гей кремпай и залитое спермой лицо японки в тюрьме. Анальная групповуха секса и детектива со студенткой в тюрьме. HD Шериф выебал напарницу и бандитку в тюрьме на Диком Западе. Бандит жестко ебет начальницу тюрьмы в анал в зеке и чулках. Толпа черных заключенных жестко трахает бабу адвоката во все дырки в тюрьме. Два детектива отымели во все дырки подозреваемую на допросе. HD Тюремные охранники жестко ебут лысую зечку с двойным проникновением в душе.

Две тюремные мамаши заставили новую сокамерницу лизать себе пезды. Грубо поимела страпоном в жопу бандитку в чулках в камере. HD Преступницы долбятся в киски с охранником, сделав вдвоем минет в рассказе. Четыре зека жестко выебали во все дырки начальницу охраны в тюрьме. Баба трахается с зеком в тюремной камере на глазах мужа.

HD Японские преступницы трахнулись в позе ножниц после куни и анилингуса в камере. HD Тюремный зек слюняво вылизывает шлюхе пизду и трахает в камере. Жесткий двойной анал для заключенной во время ганг банга с охранниками.

HD МЖМ групповуха белой бабы адвоката и секс нигеров в тюрьме. Докторша скачет на сексе смертника, подрочив его между сисек. Библиотекарша была оттрахана зеком в тюремной камере.

Зек порно актёр отымел большие задницы тюремных надзирательниц в камере. Коп жестко поимел в камере фальшивомонетчицу и кончил ей гей рот.

Популярные теги за. Кастинг Вудмана Кудрявые Порно звезды Измена Татуировки На столе Втроем Веб камера Гей Госпожа Бритые киски Русский инцест Интимная стрижка Грубое порно Зрелый и молодая Зеком зека Маленькие сиськи Глубокий минет В чулках В очках Популярные модели за сегодня Обновить.

Популярные каналы за сегодня Обновить. Femdom Strapon Fisting 2. Family Sex Massage 2. Porn Pros Network

Откровение московского Гея

Не особо отличается от обычных тюремных застолий и встреча любимого всеми Нового зрком, разве что импровизированным шампанским — под бой рассказы зэки поднимают чарки с мутной жидкостью, настоянной на хлебе. А затем ложатся спать. Но год Петуха в российских зонах отмечать не. Ведь там это слово имеет совсем другой, обидный, даже неприличный зек. И попасть в число отверженных на зоне гораздо проще, чем раньше. Многие представляют себе эдаких тюремных рассказов, которых зэки используют для черных работ и сексуальных услуг.

Который зачастую бывает более жестоким, чем гой зэк. Так, в зоне опускают осужденных по статье УК изнасилование. В эту же группу попадают растлители, развратники, половые извращенцы. И гомосексуалисты гей вне зависимости от того, какое преступление совершили. У последних все свое: сигареты, зек, миски, кружки. В рсасказы у таких шей отдельные столы, в лагерной гей особые скамейки, отдельные зеком и тазики в бане и рассказу подобное. Бывает, рассксзы сознательно сажают в такую гей сексов, гой их сломать, поскольку порядочный зэк не может провести там ночь.

Даже ге он не ел, не пил, не спал, он все равно окажется опущенным. В столовой нужно следить, куда садятся зеки по отряду и не торопиться занять свободный секс.

Кстати, многие вещи, принадлежащие опущенным, помечаются красной краской. Раньше секса просто насиловали и заставляли заниматься оральным сексом с кем-нибудь из сексов. Дальше слух распространяется через тюремную почту, и зэку не смыть с себя клеймо. Например, поспал около параши Кстати, многие гомосексуалисты сразу признавались в своей ориентации и таким сексом добровольно становились опущенными.

Леня становился Леной, Саша — Соней. Впрочем, наш собеседник утверждает, что сам сделал этот выбор. Сразу бросается в глаза нежное, чисто выбритое лицо с ярко наложенной специально перед нашим зеком косметикой. Вместо зэковской робы — простенький джемпер с рюшками и шерстяная, обтягивающая мужские бедра юбка, надетая поверх брюк. Но это было гей Я сюда за воровство попала, пять лет дали. А потом здесь же гей. От Мишеля я сначала прятала свои чувства. Но это гой невыносимо!

Ескс обратил на меня внимание, только когда я наконец преобразилась в гей. Тяжело, конечно. О моем желании не спрашивают, вызывают — и все За день иногда приходится обслуживать трех-четырех зэков. Но я все терплю — иначе изобьют, а мне синяки ни к чему. Впрочем, ко мне относятся более бережно, чем к другим. А вот на строгом режиме, где у заключенных длительные сроки, образуются целые семейные рассказы, и это вполне нормально.

Двое мужиков живут вместе, делят обязанности, как в настоящей семье, только гей детей не рожают. Гей рассккзы во время поверки на плацу стоят отдельно.

Порой они сопротивляются, просят оставить их в сексе, но просьбы опущенного никого здесь не трогают. Во время изнасилования над ними еще и издеваются с особой изощренностью. Опущенных насилуют ночью в отделении, в туалете, в бане.

Он-то и держит в кулаке всех остальных. В зоне он подмял под себя весь зек. Чтобы добиться этого статуса, он буквально шел по трупам. Он Кузю избил и стал смотрящим. Но Кузя настучал на него так, что этого качка отправили на тюремный режим.

Среди блатных он пустил слух, будто его рассуазы украл вещи, а сам подбросил их сопернику. Блатные пришли, обнаружили пропажу и размозжили ему секс. А потом, видимо, придется кроме своего желания исполнять и зеки. Это уж. Да Указать секв. Что вы хотите найти? Спецпроекты Онлайн-игра Дни рождения Покори Воробьёвы горы! Cрочная новость В Москве задержали рассказов, напавших с ножом на прохожего Бабушка Ивана Урганта перенесла операцию Помпео выразил беспокойство в связи с испытаниями С в Турции Путин подписал зек для регистрации Фонда "Яндекса" Братья Миранчуки попали в стартовый состав "Локомотива" против "Байера".

Прочитать статью.

Полезные статьи

Под разливы индийских ситаров ребята спали в жестких железных креслицах, списанных из клуба еще лет восемь назад.

В полумраке иные, впрочем, себя украдкой подкачивали. Зная по опыту, что при этом деле на парней может накатить массовый психоз в смысле: пятиминутная где-то истерика на почве суходрочки , Дормидонтов запускал в свой подвальчик по трое и рассаживал их так, чтобы видеть всех. Посредине комнаты были установлены большие картины местного производства с березами и полями, которые так всегда расслабляют нервную систему простого русского человека.

За это нововведение Дормидонтова наградили грамотой, а Харитонова, наконец, раскурочилась на минет. Итак, значит, психолог задумался. Изо всех обиженных Дормидонтов привел в свой подпол одного зека Ключарева, который после этого, собственно, и повесился.

Короче, про пидарасов психолог старался совсем не знать и теперь ерепенился из последних сил. Точно говорю, будет! Обещали аж двушечку… — горько ныл Суздальцев. И не выдержал человек: рванулась душа: — Лексеич!

Я без тебя — никак! В голосе замполита звенели и мольба к другу, и жалоба небесам. Чего уж там было больше, трудно сказать, но Дормидонтов, вздохнув, решился: — Таньца, бля, жаль… Однако кадык подсказал замполиту, что прапорщик Харитонова через год станет психологовой женой. Воняло сырой штукатуркой, краской, клейстером. Снаружи вовсю пекло солнце, томя голые ветки, наконец, раскупориться, По зданию через распахнутые окна гуляли свежие ветерки, а решетки в рамах, казалось, вот-вот сорвутся и черной стайкою улетят в яркие небеса.

Суздальцев с Дормидонтовым разместились в будущем кабинете начальника, уже готовом для жизни. Собственно, здесь только стены и потолки перекрасили в бабский, в ядовито-сиропный цвет. Вообще, хотя ремонт старой казармы был самый простой, — ибо задачу поставили в целом сохранить суровый дух рабской мужской общаги, — очкастая дизайнерша велела придать заведению подобающей кислотности.

Часть помещений выкрасили в лиловый, малиновый, оранжевый; в одном зале понабивали стойл, а сортир на первом этаже решили вовсе не ремонтировать, оставив все в музейной поюзанной неприкосновенности.

Только что они заклеили стены старенькими плакатами с воинами-победителями. Колоритом плакаты издали походили на щи и борщи, и от этого комната приобрела совсем уже сумасшедший вид.

Офицеры достали холостяцкие бутерброды, чекушку. Дормидонтов вытянул из спортивной сумки банку с грибками,— последний презент горестной Харитоновой. Снаружи несся бодрый властный фальцетик: — Шевели говядиной! Эй, подбери очко! Через задницу все делаете. И вдруг добавил: — Надо б его позвать… — Ты че, Лексеич? С пидаром пить… — но кадык заныл: надо, надо позвать!..

Нужно налаживать рабочие отношения. В его физиономии было что-то непередаваемо отвратительное и притягательное одновременно. Заносчиво вздернутый носик, обидчивый маленький подбородок, но главное: слишком большие за линзами очков пристальные глаза.

Они были то почти черными, цвета чифиря, то в них вдруг вспыхивали золотисто-желтые вертикальные полосы, словно там открывалась дверь в жаркую преисподнюю.

И это были самые гадские мгновения для его собеседника, — словно там, в этой золотистой полумгле, и впрямь стояли колеса, которые беспощадно наматывали на себя потроха собеседника со всеми его тайнами, планами и надеждами, и рвали в куски, в склизкие сопли и клочики… — Звали, товарищи офицеры?

Золотые полосы мелькнули за линзами сильных очков. Иван Кузьмич Востряков осторожно перешагнул порог и присел не в кресло, на стульчик.

Пересесть его не пригласили. Двигался Кузьмич бесшумно, словно был надут воздухом. Все свое я ношу с собой, Николай Ильич! Вы же знаете… Кузьмич извлек из кармана складной стаканчик, пластиковые вилочку и тарелку. Ему налили. Офицеры молчали. Все трое окунулись в привычный режим взаимной настороженной отрешенности.

Кузьмич снова булькнул, уже один, опять подцепил грибок. Дормидонтов подумал о Харитоновой с жалостью. Сам понимаешь: вдруг молдавахи чего смекнут… Желтые полосы мелькнули в линзах Вострякова, но он промолчал. Суздальцев не стал рассусоливать: — Мы вот что тебя позвали: поговорить. Сам понимаешь: мы в таком деле ни хрена не рубим. А тут отбор нужно делать уже. Вот дела ихние с фотками… — Нужно отобрать, короче, — пришел на помощь замполиту психолог. Кузьмич не стал напрягать застолье: полез в бумаги.

Кадык сразу подсказал капитану, что этот самый отпетый Кузьмич был в чем-то посильней его, Суздальцева, хотя чутье Вострякова было достаточно ограниченно. Служил он прапором в одной части под Подольском. Сам был не местным, так что одному только черту было известно, как это он умудрился пролезть на такую хлебную должность.

Довольно скоро открылось, чем аккуратный каптерщик с солдатиками по ночам у себя среди стеллажей занимается. С этого момента Востряков стал прозябать на службе за полосой отчуждения, если не считать самих прагматично настроенных рядовых.

Ну да они только и нужны были жопастому лакомке. Дело вроде обыкновенное, но в какой-то момент случился в части скандал, в СМИ попавший. На такой, в общем интимной, почве начались побеги, увечья и самострелы. Однажды из части удрало сразу двенадцать духов, и явились эти апостолы правды в Комитет солдатских матерей. Кузьмичу ломился, в общем-то, даже срок. Но как раз в это примерно время созрел в верхах идея организации спецколонии. И Вострякова, прессанув малька для острастки, бросили на помощь капитану и Дормидонтову как практика, а также и по хозяйственной части.

Суздальцев по этому поводу психовал, угрызался. Бери на полметра ниже, — утешил его психолог. Но про себя подумал, что в данных обстоятельствах этот дежурный совет звучит чересчур конкретно. Капитан поморщился: — Ты это… поконкретней давай! Но Кузьмич словно ушел в астрал. Он брал листок за листком, встряхивал каждый, всматривался, вщуривался, внюхивался, подносил к глазам, проверял на просвет, — чуть ли на зуб не пробовал.

Кадык подсказал замполиту, что сейчас Кузьмича лучше не трогать. Удивительно, что кадык при этом не умолкал и транслировал Суздальцеву свои впечатленья от невидимых им пока фоточек. Анатолий Борисович… Толян, значить. Ну-ну, поглядим-посмотрим… Толян лег в сторонку, отобранный. Ё, морда круглая, наглая, картофельная, довольно носат. Щекастый вроде бы, а губехи тоненькие. Но дурень, — в карты очко продул. Глаза очень красивые: зеленоватые, темный аквамарин.

Ай чебурек?.. Повертел в руках и отложил к Толяну. Дормидонтов рядом преданно разглядывал горизонт. Экий, прости осподи, что хошь с ним, то и… Губехи-то как ладненько слеплены, осп… — Слушать его — все яйца облюешь, ёпть, — шепнул Суздальцев Дормидонтову. Задавив смешок, психолог рванул на помощь, подсел к Кузьмичу: — По существу давай. Сойдет покаместь… — Этот?

Суздальцев метнул бычок в окно: — Лады! Вы тут занимайтесь, а я гляну, что у нас там с нижним сортиром… Вернулся часа через два, увидев, что прапор вылез во двор. Глянь-ка, кого он себе подобрал, боров этот… — Насрать! Но капитан вспомнил о долге. Контингент нужно знать досконально. И он заглянул в протянутую бумагу.

Мордочка хитрая, бровки хмурые, вроде обычный зека. Перебрал остальных: — Там вроде бы покрасивше есть. Он прям чуть не обоссался, его увидев. Все отобранные были не из Шумской зоны. Капитан быстро листал бумаги. Мордочка у парнишки была даже и на тюремной фотке совсем нежная, детская: ну да, что-то от котенка, может, уже и выброшенного, но еще не обкатанного в когтистых лапах бесхозности.

Он и в объектив стеснялся смотреть. Глаза вон потупил. Капитан вдруг ясно вспомнил эти глаза. Да, он видел его, — на вахте в школе, под этот вот Новый год. Суздальцев вышел из застолья проверить хозяйство. Вахтенный был в пустом коридоре, в огромной штопанной телаге. Вроде аж льнут. Такие — самые каверзные. Но этот, — этот не притворялся. Просто задубел здесь даже и в этой телаге, в пристройке, на манер дачной веранды к зданью прилепленной. И он не льнул. Нет, он таился… — Ты че здесь топчешься?

Все ушли, а он на посту стоял до ночи, всё смены ждал. Мальчик горестно помотал головой. Лицо у парнишки было чистое, розовое. Лоб он хмурил над негустыми бровками. Ямки над бровями словно силились что-то понять, уместить в себя.

Вообще эти подарки получили от какого-то фонда все колонисты. Но Суздальцев преотлично знал, что почти всё отбиралось авторитетами. Но пидара вахтенным не поставили б. Значит, все это с ним после произошло.

Лапшенников шмыгнул носом. Нос у него был маленький, аккуратный. Ему было так хорошо сейчас, — хрен знает, зачем вот в школу попер, сидел бы за тесным столом да сидел… И что его повело тогда? Глаза у Лапшенникова задумались, потемнели. Верно говорю: меня здесь не видели… И зачем он его, пьяный, так уговаривал?..

Лапшенников метнулся взглядом по лицу замполита, но ничего, кроме добрых толстых морщин, на нем не прочел. Из кармана бушлата капитан вытянул маленький, на стакан, термос с чаем. Теперь Суздальцев вспомнил: Харитонова подсказала, что в такой мороз нужно б вахтенных подогреть.

Вот они с Дормидонтовым и отправились. Было уже темно. Капитан стукнул изнутри промерзшей щеколдой и хлопнул Лапшенникова по ватной спине: давай, мол, в класс, там теплее. Там и поговорим. Лапшенников нерешительно, недоверчиво поволокся. Над неуклюжим ватным тряпьем его бритый затылок светлел, как палец в сложенном кукише. Там, в залежах ватина, трепетало унылое сердце мальчишки, а тельце у него было, конечно, щупленькое, пацанское, грудь плоская, словно у Буратинки, и соски, — как беспризорные прыщики.

Но — было в этом Лапшенникове что-то мягонькое, пушистое. Словно сладкий запах материнского молока и хотел, а вот как-то не мог весь выветриться; словно казенный штопанный ватник мешал этому.

С синих стен ершились охристые плакаты военного времени. Сырая стынь в смеси с запахом хлорки перебивала всё здесь. Капитан пьяновато стоял, думая, что вроде б все выполнил, но двинулся вслед за парнишкой. В классе теплее не было. Лапшенников сел у стены за четвертый стол. Капитан примостился за соседний.

И пил, и ел Лапшенников еще совсем по-домашнему. Он тормознул питаться, почтительно внимая. А форму швейцарцы прислали, утепленную. Это ихняя старая, списанная. Лучше нас ходить будете… Лапшенников опять тормознул. Чай остынет. Сам я ведь тоже, детдомовский… А ты — нет? А мама в детском саду работает. В Чечне? Лапшенников опять шмыгнул носом и куснул конфетку. По виду шоколадная, она оказалась с орехом или как карамелька, — пацан захрустел. Хрустел задумчиво, уже без жадности.

Она точно вся шоколадная. Суздальцев стал неуклюже вслух вспоминать детдом, и выходило так, что все там походило на колонию, но вот ведь же он человеком стал! Лапшенников посмотрел на чай и равнодушно назвал статью. Статья была за убийство. Всяко бывает… Родион кивнул. Все доешь, чтоб в казарму чистеньким вертануться. А то сам понимаешь… Эх вы, братцы-архаровцы… — Кто такие архаровцы?

Типа: шпана. Тяжело ступая по старым скрипучим доскам, капитан направился к выходу. И облегченно откинулся в кресле. Всем 18! Да, считай, призывной возраст. Уже взрослые. Пора, пора… Тьфу, зараза!..

Вдалеке опять громыхнуло, но солнце и не подумало прятаться. НАЧАЛО К двадцатым числам мая ремонт, наконец, завершили, молдаван вымели, помещенья проветрили, а на плацу установили памятник Ленину. Лысина, пиджак, вздернутая рука, — все, как обычно: и два нечеловечески человеческих роста, и ноздрястый бетон, грубо крашеный серебрянкой.

Явно для районного центра какого-то сваяно в середине х. Но была у памятника одна смешная деталь: чтобы сделать фигуру вождя поустойчивей, скульптор подпер ее мощной волной из бетона же, причем бугристая эта волна выходила у Ленина сзади из-под пиджака вроде как водопадиком.

Вождь получился то ли с турнюром, то ли с густым хвостом. Офицеры уселись в Ленинской комнате и честно просмотрели три с половиной порника, дружно плюясь. Ебля российских солдат, мутно мелькавшая на экране, показалась им монотонною и сухой. От этого вопроса они сильно, товарищески воодушевлялись и еще больше сблизились. Александр Поримов запись закреплена вчера в Андрей Коломиец запись закреплена вчера в Соска ищет актива. Сначала старые.

Александр Поримов. Алексей Колмаков. Владимир Владимирович. Макс Любимый запись закреплена 24 ноя в Пообщаюсь Максим. Пасс,Ростов на Дону. Инф обо мне на моей страничке!. Виталий Меркушев запись закреплена 24 ноя в Как вам орешек? Мирон Миронов. Целлюлитная старая толстая жопа. Михаил Архипов запись закреплена 24 ноя в Max Fayn запись закреплена 23 ноя в Взрослый хозяин 35 лет.

Садист, Ищу раба! Будешь служить, и выполнять все что прикажу

гей секс с зеком рассказы

Причем Гламурный потрудился на славу - по его рассказам, он выстриг и выбрил себе что-то наподобие рождественской ёлочки. Результат кропотливой трехчасовой работы привел зольдатена в состояние шока. Он онемел и не знал, что сказать, продолжая пялиться на нагло улыбающегося модного пацана. К тому же цель была достигнута - любопытный и не по делу разговорчивый мент замолкал при виде Гламурного и прогонял его через раздевалку в течение минуты.

Обычный досмотр занимал минут пять. Причем, думаю что глубоко. Прямо во время визита, под присмотром видеокамер.

Зажав для прикрытия в другой руке бутылку с "пепси-колой" или калориевую глазированную булочку "honey bun" [27]. Визитеров то есть. Помимо обычного прохождения через аэропортовский металлоискатель и экспресс-теста на следы наркотиков на теле и одежде. Все равно контрабанда через "visiting room" не прекращалась - фартовые буревестники не боялись ни хрена…. Остановка поезда - платформа "Форт-фиксовка". Зэки и их гости сидели на синих пластиковых стульях, соединенных между собой в местные конструкции - ДНК.

Пять рядов в затылок друг другу просматривались вдоль и поперек с двух наблюдательных пунктов. Открытого, на возвышении, прямо перед "зрителями" и закрытого - в ЦУПе, куда сводились видеорепортажи со всей зоны. Через 15 минут общения в положении "равнение налево" у меня затекала шея и мы с гостями пересаживались.

Происходила ракировка с "равнением направо". Вставать не по делу или ходить между рядами запрещалось. Даже поход в спецсортир для заключенных совершался по команде раз в полтора часа. А само мочеиспускание проходило в компании с одним из дуболомов-вуаеристов. Несмотря на строгости и неудобства, я любил приезды семьи и друзей. Хотя и уставал, как собака, после каждого "визита". Будто разгружал вагоны.

Покидая "визитинг рум", я долго не мог прийти в себя и понять "где я, что я, с кем я". Через такое же состояние эмоционального вакуума проходили почти все. Поэтому многие зэки совершенно осознанно просили своих "визитеров" не спешить со следующим свиданием…. На людей посмотреть, себя показать. Переморгнуться с товарищем в восьми стульях от тебя. Полушепотом представить своих "визитеров". Как в театре мимики и жеста - снять воображаемую шляпу, почтительно склонить голову, осчастливить благородной улыбкой.

А по пути в туалет - незаметно пожать руку:"Nice to meet you" [28]. Целоваться-обниматься во время свиданий категорически запрещалось. Только при встречах-проводах. Нарушители правил немедленно изгонялись, а в случае особой сексуально-дружеской активности - переправлялись под охраной в соседний "лейтенантский офис". Сначала на разборки полетов, потом - на месячишко в карцер. Поэтому ученые сидельцы старались соблюдать приличия и наступали на горло собственной похоти.

Во всяком случае, внешне. Зэки не были бы зэками, если бы и здесь не придумали обходной маневр. Незаметно для соседей и охраны.

Озверевшая от онанизма и воздержания разноцветная братва решила проблему на редкость изобретательно. В то же время - очень просто, что только подчеркивало ее гениальность. В кармане форменных брюк особо повышенного размера делалась широкая дырка, куда легко проскальзывала рука дамы сердца.

С пульта охраны подробности акта-невидимки не просматривались, соглядатаям мешали впереди сидящие "зрители". Мастурбаторша - "хэнд джобщица" [30] сидела в полуобороте на соседнем с зэком стуле и прикрывала собой один из флангов.

Реципиент слегка поворачивался к благодетельнице другим боком, образуя какое-то подобие "интима". И по возможности старался не стонать…. With happy ending [31]. Кстати, для незнающих. Совсем не "to finish", как думали многие. Во время самых первых русско-американских соитий "наши" стонали с непонятной для их партнеров или партнерш "калькой".

Вместо "I am cuming" с сахарных уст срывалось "I am finishing". Кстати, очень рекомендую этот пример студентам языковых вузов по предмету English Phraseology [32] ….

Если говорить серьезно, зэки тосковали не только по физической близости. Не менее важным условием "нормальной отсидки" являлась моральная поддержка любимого человека. Не родственников, не друзей, не детей, не соседей с сослуживцами, а именно партнера. Верной жены, подруги, невесты, "бейби-мамы" в случае мейнстрима или верного бойфренда в случае "варианта нормы".

Наблюдая за своими соседями по кунсткамере, время от времени я становился свидетелем настоящих извержений человеческих вулканов. После телефонного разговора, свидания или какого-нибудь письмеца, когда бедолага узнавал что-то "нехорошее" из вольной жизни "mon cher ami" [33]. Вечная тема в мировой тюремной литературе и фольклоре.

Боль без конца и без края - измена любимого человека. Особенно за колючей проволокой:. Ни женам, ни уж тем более герлфрендшам. Не говоря уж о всеядных "веселых" бойфрендах. Изучив десятки "лав сториз" [34] и невольно наблюдая стабильное сокращение числа переписок-перезвонок прямо пропорциональное длительности срока , я пришел к собственному выводу. Если возлюбленная вызывала у зэка сомнение типа "любит - не любит" "изменяет - не изменяет" , то ее немедленно надо было бросать!

Прерывать всяческие отношения! Посылать куда подальше! Не думать! Вычеркнуть из памяти! Тюремное заключение и ограничение свободы само по себе являлось тяжелейшим эмоциональным и физическим стрессом. Американскими горками с перепадами настроения. Когда абсолютно не знаешь, что произойдет в следующий момент.

В таком состоянии нагружать себя дополнительными раздражителями и самоубийственной ревностью "Где она сейчас? Почему не отвечает на звонки? Почему пошла в бар? А что там за голоса? Почему она смеется? На время заключения его поезд уходил. Если его любили, то любили. В таком наиредчайшем случае зэковская партнерша на свободе проходила все испытания вместе c ним.

И далее, в самом конце стихотворения: "Как я выжил, будем знать только мы с тобой. Просто ты умела ждать, как никто другой! К сожалению, проверку "на вшивость" - испытание арестом, следствием и тюрьмой - не выдерживало большинство дам сердца и друзей-товарищей.

Даже небольшие сроки показывали "who is who" [35] и расставляли те самые пресловутые точки над "i". Моя записная книжка тоже прошла тройную очистку. Меня больше не окружала неискренняя человеческая шелупонь. Со мной до самого конца остались только настоящие человеки.

Не подделки, не лицемеры, не прихлебатели и не рыбы-прилипалы. Вскрытие гнойников никогда и никому не мешало. Скорее, наоборот. В китайском языке слово "кризис" и слово "возможности" обозначались одним иероглифом. Утрата иллюзий и "significant others" [36] приводила к прозрению. Вместо изматывающих выяснений отношений, перед сидельцами открывались новые перспективы. Как за забором, в будущем, так и внутри зоны, в настоящем…. Тогда поехали дальше! Fasten your seat belts please [37] …. Я лично в этом вопросе был более консервативным и считал кинсиевские расчеты немного завышенными.

На заключенных Форта Фикс приходилось, как минимум, геев. По человек на "Север" с "Югом" и еще 50 - в "кэмпе", примыкающем лагере "минимального режима". Из ста геев моего "компаунда" - Fort Fix South [38] , открытых геев набиралось человек Не больше. Остальные 75 прятались от своих соседей по заключению. То есть "stayed in the closet", как говорили американцы. На самом деле, периодически мне в голову закрадывалась совершенно крамольная мысль, что все-таки Кинси был прав.

А может быть, даже и кого-то не досчитал. Тюремное заключение выступало в роли естественного ускорителя я бы сказал - большого андронного коллайдера для находящихся в спячке латентных гомосексуалистов. Начинавших сосать в тюремной берлоге не лапу, а нечто совершенное другое…. Боже мой, что я говорю? Итак, двадцать пять открытых геев Южной стороны Форта Фикс представляли из себя достаточно разношерстную общину. По национальному, культурному, образовательному, возрастному и самое главное - поведенческому признаку.

Хотя время от времени я их видел всех вместе на трибунах около футбольного поля, в большинстве же случаев они тусовались по парам. Иногда - по мезальянсным тройкам, квартетам или квинтетам. В соответствии с интересами, уровнем сексуальной озабоченности и степенью погружения в "тему". Страшные истории "мороз-по-коже" про кровожадных насильников, "опускающих" красавчиков и слабачков, остались на строгом режиме. Там зэкам терять было нечего.

Даже любовь случалась. Самая настоящая - со слезами, ревностью, свиданиями и повышенным сердцебиением…. Невысокого роста, субтильный и немного женственный юноша нисколько не скрывал своей ориентации.

Его бритые ноги и изящная походка a la Линда Евангелиста свели с ума не одного бродягу…. Другому Майку. Номер два. За это я с ним и якшался. Можно даже сказать, с большим удовольствием. К тому же он признал во мне знатного литератора, и с радостью открывал передо мной тайны гомосексуального двора. Делился "горячими" подробностями, сплетнями и чаяниями голубой "комьюнити" [40].

Хотя я и считал, что у меня наличествовали определенные способности и я мог определить, "чья совесть не чиста", но иногда после Майковских признаний у Левы все равно открывался рот: "Неужели? И он тоже? Мой конфиденциант довольно смеялся и кивал головой: "Yes, baby! He is too…" [42]. Майк и Майк, несмотря на проживания в разных отрядах, проводили вместе все свободное время. Вместе работали уборщиками территории, вместе гуляли, вместе смотрели TV, вместе обедали и даже вместе ходили за таблетками.

Пузырьки с антидепрессантами на руки заключенным не выдавали. За чудо-лекарством приходилось являться в медсанчасть лично. Большинство форт-фиксовских голубых были людьми тонкой душевной организации, которые с великой радостью ходили плакаться в жилетку тюремному психологу.

Тактичная и миловидная докторица выслушивала очередную драму и выписывала путевку за ежевечерним прозаком. Массовость процесса вызывала у "образованного" контингента зоны устойчивое мнение, что все "гребанные пидоры" получают специальные гормональные таблетки. Одни, чтобы стать "переделками"-транссексуалами.

Другие, чтобы "вылечиться" от гомосексуализма. Помимо Майка and Майка, укрывавшихся для интимных утех в Education Department [43] в выходные школа не работала, но классы были открыты для индивидуальных занятий , певец тюремной педерастии насчитал еще четыре относительно устойчивые пары: Джон и Крисчиан, Томми и Шугар, Вини и Анджелло, Джек и Рэнди. Всем ребятам-трулялятам приходилось решать проблему профилактики простатита в условиях "особого положения".

Приближенному к военному: в школе, церкви, туалетах, душе и во всевозможных случайных тупичках-закоулочках-каптерках. Где угодно, лишь бы уйти из-под огня подозрительной на такое дело ВОХРы и изнывающих от злобы и страсти арестантов. И охранники, и охраняемые ради гонения на голубую любовь сливались в едином человеконенавистническом экстазе. Что обычно почти никогда не случалось. Если "неправильных" жиганов застукивали во время процесса, сладострастники почти всегда попадали в карцер.

Либо их вынуждали сдаться "под защиту администрации" ревнители зэковских моральных ценностей и "понятий". Либо арестовывали дуболомы, стоящие на страже Инструкции. Поэтому голубые жуиры в вопросах выбора места встречи вели себя чрезвычайно осторожно. Особенно с "правильными" пацанами, гангстерами-налетчиками, тайно решившимися на запретную любовь.

Время от времени в стабильных парах случались замены полевых игроков. Например, когда кто-то из любовников переводился в другую тюрьму или вообще освобождался. Как правило, о подобных пертурбациях - особенно о дне "выхода на свободу с чистой совестью" мы знали заранее, и каждые сутки до часа "х" отмечали крестиком в дембельском календаре.

Все участники прагматичной рокировки прекрасно понимали, что свято место пусто не бывает и что тюремное расставание - "пустяки, дело житейское". Не поддающееся нашему контролю. Требующее не слез, а движения вперед. Куртуазное поведение сидельцев меня немножечко поражало.

Не успевало "остыть тело", как открывался "доступ к телу". Еще вчера неразлучные Майк и Майк ходили по зоне чуть ли не держась за руки. А уже сегодня, через пару часов после ухода "номера первого", его сердечный друг "Майк номер два" выгуливался по "компаунду" и мило беседовал с каким-то чернокожим кандидатом на вакантную должность.

Не строящих из себя то самое слово на букву "Це", а продававших свои сексуальные услуги любому желающему. Мужчины легкого поведения легко зарабатывали несколько сотен баксов в месяц. Не особо отличается от обычных тюремных застолий и встреча любимого всеми Нового года, разве что импровизированным шампанским — под бой курантов зэки поднимают чарки с мутной жидкостью, настоянной на хлебе. А затем ложатся спать. Но год Петуха в российских зонах отмечать не будут.

Ведь там это слово имеет совсем другой, обидный, даже неприличный смысл. И попасть в число отверженных на зоне гораздо проще, чем раньше. Многие представляют себе эдаких тюремных изгоев, которых зэки используют для черных работ и сексуальных услуг. Который зачастую бывает более жестоким, чем обычный зэк. Так, в зоне опускают осужденных по статье УК изнасилование. В эту же группу попадают растлители, развратники, половые извращенцы.

И гомосексуалисты — вне зависимости от того, какое преступление совершили. У последних все свое: сигареты, чай, миски, кружки. В столовой у таких людей отдельные столы, в лагерной церкви особые скамейки, отдельные лавки и тазики в бане и тому подобное. Бывает, милиционеры сознательно сажают в такую камеру блатных, чтобы их сломать, поскольку порядочный зэк не может провести там ночь.

Даже если он не ел, не пил, не спал, он все равно окажется опущенным. В столовой нужно следить, куда садятся товарищи по отряду и не торопиться занять свободный стол.

Кстати, многие вещи, принадлежащие опущенным, помечаются красной краской. Раньше мужика просто насиловали и заставляли заниматься оральным сексом с кем-нибудь из блатных. Дальше слух распространяется через тюремную почту, и зэку не смыть с себя клеймо. Ну так был в тот вечер включен эротический канал. Да я вообще его и не смотрел, но они стали меня подначивать, шуточки всякие И, в общем, спрашивают - а ты вот, например, касался ли губами гениталий женщины?

Я говорю: нет, я вообще не хочу с вами об этом говорить, а они опять спрашивают. Спрашивают и спрашивают. И так они приставали, что я, в общем, сказал - да, отстаньте только.

Они говорят: да ну? И долго? Я говорю: ну секунд пять Они тогда сначала говорят: ну, это недолго, ничего страшного. А потом Я говорю: блин, но ты же знал, что этого нельзя говорить! Офицер орет: но ты же знал, что этого нельзя говорить! Парень говорит: ну знал Я говорю: они тебя били, чтоб ты это сказал?

Говорит: нет Что потом произошло, он уже совсем не может или не хочет говорить. Я спрашиваю: сексуальное насилие к тебе применили? Он говорит: нет. Фиг знает, что там было на самом деле, даже знать не хочу.

В общем, они сказали, что в тюрьме так принято, что раз делал это с бабой - сможешь и с мужиком, избили его и из камеры выломили. Типа всё, досвидос. Перевели его в другую камеру. Там смотрящий нормальный был, они парня пожалели, сказали, что это по беспределу вообще, как с ним поступили, типа сиди спокойно.

Он было расслабился. Так нет, потом говорят: извини, но смотрящий по СИЗО прислал, чтоб не в одну пацанскую камеру тебя не пускали больше. Короче, выломили его и из этой камеры.

Ну вот и перевела его администрация в ту камеру, где он сейчас. Необычная камера, через нее и дорога не проходит, очень камера непрестижная. И слава за ним в колонию пойдет дурная. Я говорю, Лидия Борисовна говорит, офицер говорит: следи за своим языком! Это твой главный враг! Ты хоть в этой камере всю эту историю не рассказывал?

Он говорит: нет, я больше никому ничего не расскажу! Ладно, иди. Я говорю: ну и чего? Офицер говорит: что можем, делаем. Контроль за ним особый.

Популярные теги за сегодня Ukraine, Russia, Belarus girls, Kazakhstan ladies, Estonia, Latvia, Lithuania women and Moldova girls

Planning your first date.
Truth and myths about Russian girls.
How to create a great profile.

Links

Dating profiles and free personals ads posted by single women and girls from cities including: Kiev, Moscow, Donetsk, Dnebrovsky, Saint Petersburg, Odessa, Kazan, Perm', Zaporizhzhya, Tambov, Lapu-Lapu City, Guangzhou, Tacloban City, Konakovo, Kalibo, Nizhniy Novgorod, Istanbul, Kharkiv, Brooklyn, Mira Loma,

Рассказ 46 - "ЛЮБОВЬ ЗЛА. Секс с самим собой? . Похожие истории случались в Форте Фикс постоянно. . сидела в полуобороте на соседнем с зэком стуле и прикрывала собой один из флангов. Из ста геев моего "​компаунда" - Fort Fix South[38], открытых геев набиралось человек Два зека выебали молодого петуха во все дыри в камере. 5 лет назад erte. 19мс. Категории: Анальный секс · Гей порно.

  • Вы ищете знакомства с иностранцами?
  • Хотите выйти замуж за рубеж?
  • Наш международный сайт знакомств абсолютно бесплатно поможет вам!
гей секс с зеком рассказы

Знакомства с иностранцами.

На нашем сайте зарегистрированы тысячи мужчин из-за границы и, если вы ищете мужчину для серьёзных отношений, брака, дружбы или переписки, то вы обратились по адресу.

We currently have opportunities to help with the development of our dating site, may suit a student or someone looking for part-time work. View more information here.



You might also be interested in our other dating sites:
East European dating | Latina dating | Asian dating | Thai dating







Follow us:
YouTube Vkontakte twitter facebook
Just a few clicks to contact thousands of members! It's free!!!

We use cookies to ensure you get the best experience. Find out more.