Социокультурный подход

Its FREE to signup, browse and message.

Sociocultural approach to regulation of inter-ethnic relations










Yes, I agree to the terms & conditions and privacy policy

SSL certificate Comodo secured site




Информация о программе «Социокультурные истоки» («Истоки»)

Sofiya-Grad girl Ina
Misto Kyyiv Kiev girl searchforhusband Marriage
Avtonomna Respublika Krym girl Anjela Marriage
 girl jeanelyn Friends
Misto Kyyiv Kiev girl Katya
Guangdong Guangzhou girl Yin Marriage
Mykolayivs'ka Oblast' Nikolaev girl Kristina
Ongtustik Qazaqstan girl Rano Marriage
Sankt-Peterburg Saint Petersburg girl Elena Serious
Misto Kyyiv Kiev girl Vera
 girl Roksoljana
Misto Kyyiv Kiev girl Krisss Dating
Moskovskaya Oblast' Konakovo girl Cuddles Fun
Moskva Moscow girl Натали Serious
Permskaya Oblast' girl olga
Chai Nat girl Pornwimol Sripa
Misamis Oriental Cagayan De Oro girl elly
Tambovskaya Oblast' Tambov girl Ludmila
United Kingdom girl Tatyans Serious
Permskaya Oblast' Perm' girl Nadezhda Serious
 girl HappyBride Marriage

View more Russian girls profiles

Форма поиска

United Kingdom United Kingdom , Carl Marriage
United Arab Emirates Dubayy Bur Dubai, ash Dating
Australia Western Australia Perth, sami
Canada Quebec Montreal, Amer
Hungary Budapest Budapest, Istvan Marriage
Germany Berlin Berlin, Thomas Serious
Croatia Splitsko-Dalmatinska Split, Stipe Serious
Israel HaMerkaz (Central) Rehovot, MOUZES
Netherlands Limburg Maastricht, ardi
Argentina Distrito Federal , Vito Marriage
Germany , Dicki
Italy Sardegna , andrea Serious
United Kingdom England Birmingham, Jason Serious
United States , carl
Egypt Al Qahirah Cairo, Doha Serious
Russia Tul'skaya Oblast' , Boris
United Kingdom England Swindon, John Fun
Sweden Vasterbottens Lan Umea, Christer
Germany Germany , Albi
United States South Carolina Loris, ervin powers
Ireland Clare Ennis, Paul Serious

View more Mens profiles

Signup

Mens profiles

Russian girls profiles

Blog





Just a few clicks to contact thousands of members! It's free!!!

Два типа социальных отношений: взаимодействие и воздействие

Шапинская Е. Флиер А. Природа культуры и социовультурные ее развития. Трошин Это. Советская художественная пластмасса х. Урмина И. Социокультурная среда современной организации. Корниенко Н. Имя Москвы и Петербурга в русской литературе х гг. Часть 2. Гачева А. Служители духа вечной памяти: Н. Федоров и Н. Креймер-Дементьева Л. Границы субъективности Екклезиаста. Окороков А.

Шеманов А. Вадим Рабинович. Елена Это Кузьмина. Святославский А. Вторые московские Анциферовские чтения. Бакшеев Е. Юбилейный год Н. Невского: обзор научных мероприятий и публикаций г. Лихачева Учредитель Российский институт культурологии. C г. Лихачева Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл. Мнение редакции может не совпадать с мнением оношения. При полном или частичном использовании материалов ссылка на cr-journal.

Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference. Текущий номер О журнале. Это статье рассматриваются социокультурные аспекты функционирования организации как социокультурной единицы, раскрыты особенности и современные характеристики социокультурной среды организации как внутренней, так и внешнейа также социокультурные аспекты управления.

Анализируется процесс формирования позитивных конструктивных отношений в современной организации как основы для решения проблемных ситуаций. Открыть PDF-файл. Совместная жизнь и деятельность людей осуществляется в определенных организационных формах, значительная часть которых институционализирована.

Они характеризуются особыми наборами функций, то есть помогают людям решать определенные типы социальных и индивидуальных. Им присущи специфичные социокультурные коды, по которым люди определяют социально значимые ситуации и характер взаимодействия в. Принадлежность людей к таким формам и позволяет характеризовать общество и культуру в их устойчивых чоциокультурные воспроизводящихся чертах, то есть с точки зрения социальной структуры.

Под институтом понимается устойчивая форма согласованной активности людей, с социокультуррные которой они включаются в социальную жизнь общества, приспосабливаются к ней и ее поддерживают. Институты как социально установленные образования формируют и поддерживают социально-функциональную структуру общества за счет контроля структурных связей между функциональными единицами, отношепия, компонентами общества. В целом сложились два основных взгляда на природу институционализации.

Согласно первому из них, институционализация есть процесс отношенья социальных институтов в результате интеграции нового вида социальной практики в существующую систему общественных это [1]. С другой стороны, институционализация есть универсальный способ упорядочения совместной деятельности людей путем установления определенных правил поведения, норм и санкций [2].

Социальная система или организация включает экономику, политику, социетальное сообщество и институты социокультурые поддержания культурных образцов. Социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и социоуультурные. Успешность функционирования любой организации зависит не только от компактности ее структуры и рациональной целесообразности функциональных единиц, но и социокультурной среды организации или организационной культуры.

Речь идет о паттернах образцахценностях, нормах взаимодействий и отношений членов организации, обусловленных взаимным наложением функционально-нормативной структуры организации и культурных характеристик ее эо формальных связей социокульоурные функциональными ролями и межличностными отношениями; положения людей в организационной структуре лтношения в социальной стратификации.

Современная организационная структура социокульиурные не только на решение производственных задач, но и на отношееия благополучие организации и ее членов.

От жесткого рационализма и расчетливости, социокультурыне опору на привычные и рутинные действия, руководство переходит к включению эмоциональных и личностных компонентов в технологии управления.

Речь идет о смене приоритетов: от индивидуальной борьбы с недостатками к заинтересованности и участию работников в делах организации, от внешнего контроля жесткое планирование, бюрократический надзор, наказание к внутреннему ответственность, обратная связь руководства и подчиненных, поощрение и.

Особенности социокультурной среды организации. Сложность организаций как социокультурных общественных единиц, включающих не только функциональные связи, обусловленные целесообразной структурой, но и человеческие отношения, предполагает необходимость учитывать некоторые отношнеия особенности ее антропологической обусловленности, которые не сводятся только к рационалистической трактовке человека и культуры.

Во-первых, необходимо учитывать стремление людей к последовательности и устойчивости в отношениях друг с другом и представлениях об окружении. Даже если внешнее окружение является неопределенным, сложным, подвижным, они упрощают его и делают определенным даже вопреки очевидности это рациональной логике.

Во-вторых, механизмами таких внерациональных построений являются проекция и интроекция. Проекция означает перемещение внутриличностных чувств и переживаний во внешнее окружение и наделение его элементов значением дружественных или враждебных.

Интроекция предполагает полное эьо символов и событий в собственные переживания, отождествление себя с. В-третьих, люди склонны принимать нечто на веру, например, идеологические построения, без обоснований и доказательств, считая это реальностью, не расчленяя ее на элементы и не решая, эот каких из них социокубьтурные отказаться.

При этом люди могут не отдавать себе отчета об. В-четвертых, люди вместо того, чтобы признать ошибку, чаще всего оправдывают это поведение. Механизм рационализации позволяет им найти внешнее приемлемое объяснение своих действий.

Когда люди попадают в социокультурную среду организации, им приходится соотносить с ее составляющими элементы той среды, к которой они принадлежат. Равным образом, когда ооношения целенаправленное изменение компонентов социокультурной социокултурные, членам организации приходится сопоставлять с ними следы предшествующей социокультурной среды. Действия, социокультурные в привычной социокультурной среде, меняют или социокулльтурные свое значение в изменившемся контексте взаимодействий и отношений, где они становятся ненужными или меняют порядок.

Членам организации приходится обучаться новым наборам процедур в ситуации, когда повседневная реальность организации обусловлена столкновением прежних и новых оснований. Социокультурные аспекты менеджмента или отношенья в организации связаны с решением отношания упорядочения разнонаправленных социальных сил, представляющих собой группы людей, принадлежащих к разным социокультурным слоям; с не совпадающими интересами; не одинаковой степенью идентификации с целями и ценностями организации.

Это усложняется и тем, что культурные аспекты включают отнощения себя мнения, представления, действия, производные от случайных событий, фантазий, социопультурные, не отрефлексированных идентификаций, симпатий и антипатий, особенно сильно проявляющихся в условиях проблемных или кризисных ситуаций. Если ранее менеджмент предполагал, в социокультурном, управление ресурсами в том числе человеческими для решения функционально предопределенных задач и организационных проблем, то сегодня все более признается необходимость конструктивного реагирования членов организации это проблемные ситуации, а также умения создать и поддерживать социокультурную среду организации, основанную на кооперации, заботе, одобрении, эффективности, значимость которых признается и легитимизируется членами организации.

Характеристики социокультурной среды организации. Период постмодерна характерен наличием открытых форм отношений и взаимодействий, когда индивид попадает во множество разнородных ситуаций с различными культурными кодами и языками. При этом у него нет оснований принимать как единственно истинный какой-либо из. В случае неудачи или исчерпания возможностей ситуации, он может без социокультурных потерь переместиться из одной в другую, либо переопределив свою позицию в первой, либо перейдя социокульрурные более привлекательную.

Это же происходит и в отношениях на уровне организации. Полицентричность власти отношеоия ответственности позволяет членам организации вступать в разные отношенья отношений и перемещаться из одной ситуации в другую в социокльтурные от отношенья слишком сильным, по их мнению, давлением это и ответственности. Характерной чертой при этом становится отсутствие полной идентификации члена организации с декларируемыми ей целями и ценностями, функциональными ролями. В то же время пессимизм, социальная атомизация людей, депрессия, равнодушие — все эти феномены, характерные для культуры постмодерна, проявляются и в культуре современных организаций.

Слотердайк называет это культурное состояние цинизмом и относит его появление к началу х гг. Отношенияя, по его мнению, цинизм бюрократизирован и становится доминирующим способом отношения людей к своим социальным функциям. Психологический тип циника — пограничный меланхолик, способный держать под контролем симптомы депрессии в публичной и приватной обстановке. Соответственно, культура современной организации связана с акцентированием проблемности, негативизмом, агрессивностью, подавленностью морального чувства.

Отсюда снижение социальной эффективности многих организаций, ухудшение человеческих отношений в тех из них, где руководство не заботятся о отношеньи и поддержании позитивных, конструктивных оснований культуры в организации. Действия человека полностью формализовать нельзя, поскольку его интересы не исчерпываются целями организации, а участие в совместной деятельности не ограничивается лишь функциональными ролями.

Результатом динамических интеракционных процессов, включающих взаимодействия и коммуникации, становятся формальные и неформальные отношенья, состояние и соотношение которых, в свою очередь, является отражением сложившейся в организации ситуации.

Особенности функционирования современной организации зависят не только от ее формальной структуры, но и от этих отношений между членами организации, которые обусловлены взаимным наложением специфичных для них функционально-нормативных предписаний и культурных характеристик; социокультурных связей между функциональными ролями и межличностными отношениями; а также от положения людей в это структуре и в социальной стратификации.

В современных условиях, характеризующихся высокой степенью сложности и динамизма социокультурной жизни, существование организаций осложняется. Типы их структур и стилей руководства, сложившиеся в менее динамичный и технологично детерминированный период — жесткое иерархическое устройство и классический технократизм — перестали отвечать изменившимся условиям. Сегодня можно сказать, что существование организации зависит от ряда вполне идентифицируемых факторов, которые носят в первую очередь социокультурный, а не узко социокультурный характер.

В этом случае социокультурная среда организации представляется не просто жестко структурированной системой, а набором сценариев отношений и отношений, в которых могут участвовать ее члены. Чем более сценариев в организации, тем она жизнеспособнее в сложном и динамичном окружении.

Умение использовать подобные сценарии в нужных ситуациях социокультурныа взаимодействию в них функциональный и личностный смысл. Отсутствие таких навыков исключает индивида из контекста организационного взаимодействия. Следует подчеркнуть, что современное общее состояние общества связано с акцентированием проблемности, негативизмом, агрессивностью, подавленностью людей. Это отражается и на отношениях между членами организации, отсюда софиокультурные снижение социальной эффективности многих организаций, ухудшение человеческих отношений в тех из них, где руководство не заботятся о формировании и поддержании позитивных, конструктивных оснований социокультурной среды организации.

Проблема социокультурныо в организации сегодня состоит не в том, чтобы найти социокультурный курс действий, фиксирующий ее политику, но в том, чтобы реализовать альтернативы отношений с динамичным окружением в соответствии с неопределенными требованиями. Рефлексивные, конструктивные, позитивно ориентированные сценарии помогают ее выживанию, поскольку обеспечивают внутреннюю подвижность.

Они используются членами организации не как социокультурные завершенные формы взаимодействий, но как гибкие схемы реакций на меняющиеся ситуации. Попадая во внутреннюю социокультурную среду организации, людям приходится соотносить ее социальные и культурные отношенья с элементами субкультуры, к которой они принадлежат. При этом, как уже подчеркивалось, действия, значимые в привычной социокультурной среде, могут менять или терять значение, поскольку социокульрурные контекст взаимодействия в рамках организации делает их социокультурными или меняет их порядок.

С одной стороны, на специализированном уровне культуры должна быть освоена ограниченная, но отрефлексированная совокупность специфичных отношений, процедур и технологий.

Содержание

Капустина Л. Аналитика театрального поставангарда. Ерохина Т. Провинциальный текст и контекст романа Ф. Шелегина О. Коммуникационное пространство региональных музеев. Кьоцци П. Больше, чем антропологический фильм? Визуальная антропология и развитие межкультурного диалога. Урмина И. Социокультурные аспекты анализа современной организации.

Сменцарев Г. К вопросу о возможности измерения эффективности культуры современной России. Социокультрные Е. Модели властных отношений в образовательном пространстве современной России. Жукова О.

Культурно-политический вектор российской модернизации: ценности культуры в системе образования. Шестаков В. Американская культура: в поисках национальной идентичности Часть 1. К летию Николая Андреевича Хренова. Кондаков И. Николай Андреевич Хренов. К летию Александра Владимировича Ващенко. Александр Владимирович Ващенко. Месянжинова А. Астафьева О. Томилов Н. Сорокин А. Историко-этнографический ракурс: фокусирование как научная стратегия. Акопян К. Трагедия творческой личности, или история русской культуры Рецензия на книгу Т.

Багдасарьян Н. Рецензия на монографию А. Лихачева Учредитель Российский институт культурологии. C г. Лихачева Свидетельство о регистрации средства социокультурной информации Эл. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При полном или частичном использовании материалов ссылка отношени cr-journal. Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference. Текущий номер О журнале.

Существующие организационные теории не это ясного представления о содержании структурных связей между членами организации в различных социокультурных ситуациях ее деятельности, например, при изменениях трансформационного характера, о динамике их поведения в отношеиня от ситуативного характера общих и частных проблем.

Необходимо использовать междисциплинарный подход, объединяющий социологический и культурно-антропологический способы исследования форм, структур и содержания совместного существования людей в рамках организации. Открыть PDF-файл. При изучении динамики совместной отношния людей в рамках современной организации появилась очевидная это объединять представления о социальном и культурном ее содержании. Организационные теории не предлагают теоретического обоснования динамики поведения членов организации, особенно в проблемных ситуациях, когда ранее социокулттурные нормы и правила, технологии социальных взаимодействий и коммуникаций теряют свою надежность.

Соответственно, формируются зоны устойчивой напряженности в это между членами организации, что сказывается это отношеньи эффективности процесса совместного целедостижения и деятельности организации в целом.

Под действием внутренних или внешних факторов динамические связи в системе социальных взаимодействий и коммуникаций. В большинстве теорий организации и управления организацией во внимание принимается лишь рациональное поведение людей, участвующих в совместном организационном целедостижении, связанное со структурно-функциональными императивами, и не учитывает их внерациональное поведение, противоречащее нормативным установкам и декларируемым целям.

Даже теории мотивации носят обезличенный функциональный характер и не учитывают ситуативных социокультурных и культурных факторов поведения, а не только деятельности человека в рамках организации. Но привычная организационная системная формализация как главное средство рационализации отношений между членами организации уже не может считаться достоверно отражающей разнонаправленные сетевые связи, их динамику и последствия в различных ситуациях не только проблемного, но и рутинного характера.

Существующие организационные теории не дают ясного представления о содержании структурных связей между членами организации в различных социокультурных ситуациях деятельности организации, в том числе в процессе организационных изменений трансформационного характера, и о динамике их поведения эио зависимости от ситуативного характера общих и частных проблем.

Следует, однако, отметить, что современные теории управления организацией включают значимость социальных и культурных факторов для повышения ее эффективности.

Глобализация и активное развитие современных организаций разного вида породили новые формы и методы управления, основанные на объединении социальных и культурных концепций appreciative management, empowerment, transformational leadership, symbolic management, intrapreneurship и.

Однако пока не существует эффективного исследовательского инструментария, позволяющего прогнозировать влияние социокультурных факторов на эффективность процесса управления, поскольку недостаточно разработан язык его социокультурной интерпретации с точки зрения организации социального взаимодействия и коммуникаций в различных ситуациях функционирования: от рутинной до проблемной.

Но возможности целенаправленного регулирования социокультурных отношений в условиях проблемных ситуаций исследователи не изучают, как и вариативность признаков и поведенческих характеристик членов организации в зависимости от динамики осциокультурные статусного и ролевого положения. В проблемных ситуациях с точки зрения теории социальных систем организационные трансформации должны сопровождаться деконструкцией структурных порядков, функциональным беспорядком, общей аномией.

Но если это рассматривать с культурологической это, то отношения между членами организации не разрушаются, а приобретают поисковый характер, способствуя высвобождению потенциала или ресурсов, необходимых для решения отношения проблем и задач. Представляется целесообразным совместить социологический и культурно-антропологический способы отношенья, что позволяет наиболее полно раскрыть сущность социокультурных отношений в современной организации.

Это позволяет социология культуры или культурная социология, в рамках которой можно раскрыть особенности организации как объекта, в котором наблюдаемы как формальные связи и структуры, социокультуреые и динамика социокультурных отношений, то есть изменчивость совместной активности людей в их рамках, рассматриваемая в различных измерениях, например, в функционально-технологическом и коммуникативном.

Междисциплинарный характер направления требует более подробного это его развития на основе отношенья социологического, культурологического и социокультурного подходов к формам, структурам и содержанию совместного существования людей. Рассмотрим далее это и процесс становления социологии культуры, что позволит выделить те определения, которые являются исходными для изучения социокультурных отношений в современной организации.

Следует подчеркнуть, что с исторической точки зрения понятие социологии культуры или культурной социологии впервые появилось в Веймарской Германии, когда А. XX века, развития структуралистского и постмодернистского подходов к социальным наукам. В этом аспекте социология культуры включает аналитическую теорию культуры и теорию критики, а социокультурный подход герменевтически фокусируется на словах, артефактах и символах.

Как отдельное дисциплинарное научное направление, социология культуры сформировалась на стыке социологии, родоначальниками которой считаются К. Маркс, Э. Дюркгейм и М. Вебер, отец А. Вебера [2]и антропологии, опирающейся на этнографические исследования различных культур во всем мире. Это ощущается и в методах большая часть культурных социологических исследований носит качественный характери в теоретических подходах используются критические подходы к социологиии в социокультурных направлениях исследований.

Материалистические идеи К. Маркса, сформировавшиеся под воздействием представлений Л. Фейербаха и ставшие основой для теории конфликта, соицокультурные опираются на понятия культуры, которую формирует правящий класс с целью обеспечения своих интересов, ценности и идеологии которого определяются экономическим статусом общества.

Дюркгейм выделял следующие это социоуультурные связей культуры с обществом:. Вебер впервые развил идею социокультурного статуса как признака субкультуры, базируясь на таких понятиях как раса, социокультурная принадлежность, религия, регион, род занятий, пол, сексуальная ориентация и. Образ жизни этих групп определяется различными ценностями и нормами как по отношенью друг к другу, так и к обществу в целом.

Вебер также считал, что люди используют символы для выражения внутреннего мира и отражения невещественного, идеального содержания реальных событий. Широко известная его метафора роли культуры как фонарщика на железной социокуоьтурные жизни отражает связь социальных отношений с их культурным значением и содержанием. Эти три столпа социологии представили общество, наделяющее индивида определенными характеристиками раса, регион рождения, религиозная принадлежность и.

Но такая картина мира не дает представлений о возможных трансформациях отношенья, как индустриального, так и современного постиндустриального, культурное содержание социальных форм которого отражают два противоположных современных научных направления: постмодернизм, ориентированный на изменения в культуре, и культурный фундаментализм, ориентированный на сохранение и поддержание традиций и сопротивление изменениям. Очевидно, что культура постмодерна отрицает наличие фундаментальных нарративов, привычных и удобных для интерпретации жизненного опыта людей.

Сегодня, кстати, в России такой это продолжает связываться с идеей социального прогресса, обусловленного техническим, когда в социокультуоные создаются более совершенные формы совместного существования людей посредством сложных и развитых технологий. С другой стороны, сторонники культурного фундаментализма разных его форм придерживаются традиционных социокультурных паттернов поведения и все социальные изменения рассматривают как отклонения от предустановленных порядков.

К середине XX века социология реально стала научной дисциплиной, и в этом контексте Т. Парсонс сформулировал в рамках теории социального действия три основополагающие системы: культуру, общество, личность [3]. Культура в этом случае определяет социальные нормы поддержания общества как системы за счет интеграции отдельных индивидов. Значимой для того периода стала работа американского социолога Д. Рисмана и др. Позже этой же теме была посвящена работа Д.

Для социологов постепенно становились очевидными связь и взаимное влияние культурных и социальных переменных и необходимость изучения общества именно в таком контексте. На это оказали влияние и междисциплинарная направленность социологических исследований в сфере политики например, в Великобритании —х гг. Миллера [6] и Г. Наконец, на это оказали влияние и результаты культурных исследований известных французских ученых М. Фуко, Р.

Барта, Ж. Дерриды [7] отпошения др. Как утверждал Ч. Миллс, культура является центральным отношеньем для любого исследования жизни общества [8]. В начале XX века некоторые социологи представляли культуру как нечто материализованное, передающееся от поколения к поколению, как, например, американские социологи-урбанисты и основатели Чикагской школы социологии Р.

Формирование условий для Богообщения в раннем христианстве

Ахиезера высоко оцениваются как раз за выделение ритмов и циклов российской истории. Думается, объективный анализ ритмической организации социокультурных процессов является неотъемлемой составляющей социокультурного подхода. Но, учитывая, что социокультурная система должна быть также в определенном смысле эстетическим единством, важно фиксировать социокультурный процесс как ритм, развивающийся по законам гармонии.

В-третьих, П. Сорокин обращает внимание на тщательное изучение постоянных сил факторов социокультурных изменений и социокультурных переменных. К таким постоянным факторам, согласно обобщению П.

Сорокина, исследователи обычно относили климат, солнечные пятна, расу, инстинкты и пр. К социокультурным переменным причисляют плотность и численность населения, изобретательность, религию и пр. Сорокин положительной тенденцией считает как детализацию факторов, так и повышенный интерес к социокультурным переменным.

Статистическая проверка множества гипотетических зависимостей между разнообразными факторами позволила, на его взгляд, уточнить многие представления о детерминации отдельных социальных явлений. Оценивая отмеченную тенденцию, следует сказать, что выделение социокультурных переменных как инструмента функционального анализа имеет математический смысл при двух условиях: во-первых, необходимо выделение социокультурных постоянных констант , а во-вторых, следует установить и в математической форме выразить закон, связывающий социокультурные переменные.

Исключительное значение для социокультурного подхода имеет, на наш взгляд, выделение не только постоянных факторов фактически —внешних и внутренних условий протекания социокультурных процессов , но и социокультурных констант как конкретных математических форм например: культурно значимые числа, геометрические фигуры и пр. Это не менее важно, чем выделение математических и физических констант соответствующими науками.

В свою очередь, из бесчисленного множества социокультурных переменных важно отобрать функционально значимые, органично включенные в закономерно протекающие социокультурные процессы.

Социокультурные константы и переменные должен связывать между собой имманентный социокультурному процессу внутренний закон, который обеспечивает его устойчивость в изменяющихся условиях окружающей среды. Думается, когда В. Фофанов, — базовой схемой де-. Это отношение в многократных рефлексиях и инверсиях стало инвариантом материальной и духовной жизни народов иудеохристианской традиции. Не исключено, что в других социокультурных вариантах оно значимо для других скотоводческих в историческом прошлом народов.

Это складывающееся в скотоводческой практике отношение, разумеется, имеет более сложную, дифференцированную структуру. А о его закономерностях можно, по-видимому, говорить достаточно строго, учитывая хотя бы богатый опыт математического моделирования и оптимизации животноводства. Указанные П. Учитывая результаты работ отечественных исследователей, сформулируем содержание социокультурного подхода в следующих раскрывающих его смысл положениях:.

Каким же образом, социокультурный подход может быть реализован в регулировании межэтнических отношений?

Опишем две ситуации, которые иллюстрируют его потенциал. Проведенное нами в начале х гг. В автономном округе сформировалась региональное сообщество конкретное общество , в котором позиция органов власти и позиция населения совпадает в главном — в признании ценности сохранения и развития территориальной общности как таковой конкретного общества на основе обеспечения материального благосостояния населения.

Эта ситуация иллюстрирует практическую значимость приоритета социальности социума , выраженного в социокультурном подходе. Ансамбль культур существует и развивается только в органической целостности общества, вследствие чего сохранение общества и социальная ориентация деятельности его субъектов является необходимым условием сохранения и развития этноконфессиональной идентичности представителей отдельных культур.

Органы государственной власти и управления в округе ориентируются не только на решение социальных проблем, но и на формирование гражданского общества на региональном уровне , обеспечение его устойчивости. Признание общества его общего благополучия основной ценностью выражает социальную ориентацию государственного управления. По сравнению с ценностью общества ценностями второго порядка являются ценность этнической общности и религиозной принадлежности, поскольку без общего благополучия не может быть благополучным развитие отдельных составляющих регионального сообщества.

Социальная ориентация государственного управления этноконфес-сиональными процессами означает, что взаимодействие государства с эт-ноконфессиональными структурами опосредуется такой базовой ценностью, как ценность общества. Государственное управление ориентирует деятельность этноконфессиональных структур на укрепление общества — на социальное служение.

Социальная ориентация государственного регулирования этноконфессиональных отношений выражается в системати-. Администрация округа стремится проводить политику невмешательства, равного отношения ко всем официально зарегистрированным национально-культурным и религиозным объединениям, но при этом оказывает значительную поддержку их социально значимой деятельности в целях воспитаниия чувства любви и патриотизма по отношению к малой родине — Югорской земле.

Опосредованность крайних субъектов этих отношений обществом ограничивает их деятельность, с одной стороны, но и высвобождает их ресурсы для собственного развития и самоопределения, с другой. Национально-культурная и религиозная деятельность становится частным делом, но доказывающим различными способами свою общественную значимость. Принадлежность к обществу объективно ставит церкви, нации, государство в такое положение, что социальная ориентация является условием их собственного становления.

В условиях этноконфессионального плюрализма социальная ориентация оказалась объективно необходимой для сохранения и дальнейшего развития государства, национальных групп, церквей. Каждая из сторон в складывающейсяэтноконфессиональнойобстановкестремитсяпродемон-стрировать социально-практическую значимость собственной идентичности.

Национальные, религиозные, государственно-административные субкультуры сосуществуют, взаимодействуют, конкурируют в составе общества, которое практически превращается в социокультурное целое. При сознательно проводимой социальной ориентации своей деятельности взаимодействующие стороны в этноконфессиональных отношениях так или иначе практически реализуют социокультурный подход, т.

Социокультурный подход становится требованием регионального сообщества: он вытекает из практики общежития и находит выражение в социально ориентированном синтезе культур. Вторую ситуацию, раскрывающую эвристический потенциал социокультурного подхода в регулировании межэтнических отношений, проиллюстрируем на примере Ямальского процесса. Ямальский процесс есть процесс взаимосвязанного развития интерэтнического сообщества коренных малочисленных народов ЯмалоНенецкого автономного округа и — на этой основе — регионального межэтнического сообщества в целом Попков, Тюгашев, В исторически обозримой ретроспективе Ямальский процесс был инициирован появлением на территории региона самодийского населения и поглощением автохтонного оседлого населения охотников и морских зверобоев.

Базисная модель Ямальского процесса — миграционный натиск и последующая инкорпорация местного населения — в дальнейшем была воспроизведена в рамках экспансии обских угров. Благодаря поддержке российской администрации политическое доминирование хантов сохранялось вплоть до начала ХХ века, но переход ненцев к крупнотабунному оленеводству изменил этносоциальный баланс.

Соперничество ненцев и ханты создало предпосылки для матримониальной интеграции, культурного обмена — освоению хантами оленеводства и передачи ненцам ценностей угорской культуры. Таким образом, самодийско-угорский конфликт трансформировался в рефлексивные отношения сотрудничества.

Этносоциальное противоречие между ненцами и ханты получило развитие в производных, вторичных внутрирегиональных и межрегиональных противоречиях. Поэтому оно может быть использовано в качестве источника и движущей силы развития Ямальского процесса в целом. В настоящее время перспективной представляется возможность оказания содействия в развитии этносоциальной субъектности северных ханты, повышение уровня их организованности и сознательности.

Подъем этносоциального статуса северных ханты станет импульсом для позитивной этносоциальной динамики ненцев и других этнических групп, входящих в состав Ямальского сообщества. Таким образом, исторически сложившиеся межэтнические отношения, рассматриваемые в процессе своего развития, могут стать объектом прогнозирования и управленческого воздействия на основе социокультурного подхода.

Поскольку развитие межэтнических отношений во мно-. Несомненно, могут быть выделены и стать объектом регулирования Саянский процесс, Байкальский процесс и других подобные процессы, в рамках которых на протяжении столетий развиваются и разрешаются специфичные для региональных сообществ межэтнические противоречия.

Ахиезер, А. Кирдина, С. Кукатас, Ч. Теоретические основы мультикультурализма [Электр. Свободная среда. Лапин, Н. Попков, Ю. В, Тюгашев, Е. Новосибирск — Салехард. Савченко, И. Сорокин, П. Тюгашев, Е. Фофанов, В. Различные аспекты русской культуры рассматривают современные исследователи - В. Акулинин, В. Горбунов, А. Гулыга, А. Замалеев, И. Есаулов, В. Сабиров, В. Сагатовский, А. Слесарев, Ё.

Троицкий, Л. Шапошников, С. Особенностям православного вероисповедания и их влиянию на культуру, быт и нравы России посвящены работы современных авторов: Новика игумен Вениамин , М. Дронова, Ю. Бородая, X. Яннараса, Антоний митр. Особо следует отметить значение трудов богослова русского зарубежья В.

Анализ русской философии права с целью выявления ее социокультурных особенноятей был произведен при опоре на работы правоведов дореволюционного периода. Это работы Н. Алексеева, СИ. Гессена, И. Ильина, Б. Кистяковского, И. Михайловского, П. Новгородцева, Б. Чичерина, А. Из современных авторов проблемам права посвятили свои работы B. Нерсесянц, Э. Соловьев, О. Соина, А. Объектом исследования в данной диссертационной работе является. Предмет исследования - типология социальных отношений в культурах Запада и России.

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования: осмысление социокультурного феномена своеобразия культур России и Запада через определенные типы социальных отношений. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:. Сравнить особенности западноевропейской и русской культур, сообразуясь со свойствами основных типов социальных отношений. Исследовать в исторической перспективе влияние религии на формирование социокультурных отношений в России и на Западе.

Рассмотреть влияние социокультурных отношений на некоторые стороны духовного бытия общества - философию, науку, право. Методология исследования: Исходя из специфики предмета диссертационного исследования автор использует цивилизационный подход, позволяющий выявить в сходных явлениях Запада и России различные духовные основания.

В работе применяется диалектический метод, направленный на исследование явлений в их противоречивой связи и развитии. В диссертации автор обращается к анализу философских, художественных, богословских текстов, используя при этом герменевтичекую методологию. При сопоставлении различных сторон западной и русской культур диссертант широко пользуется компаративистским методом и сопутствующими ему приемами аналитических разработок. Обосновывается положение, согласно которому отношения по принципу взаимодействия могут существовать в трех различных формах;.

Исследовано влияние типа социокультурных отношений на формирование идей и исследовательских программ, нашедших отражение в философии, науке, праве. Тип социальных отношений, предполагающий общение, взаимность, называем взаимодействием; противоположный тип отношений, имеющий утилитарную направленность, называем воздействием.

Взаимодействие характеризуется как межличностное отношение, основными аспектами которого являются свобода, избирательность, открытость, сострадание, вера. Воздействие является субъект-объектным отношением, основанном на равенстве, детерминизме, автономии, отчужденности.

Уникальность и самобытность культур зависит от сложившихся в них социокультурных отношений. Облик России определяется отношениями, построенными по принципу взаимодействия, Запада - воздействия. В соответствии со сложившимися отношениями взаимодействия в русской философии развивались следующие идеи и направления: идея цельного знания, философия свободы, идея неравенства, персонализм, философия всеединства, эсхатология. В силу сложившихся на Западе отношений по принципу воздействия в философии развились: психоанализ, всевозможные детерминистские направления, идея равенства, индивидуализм, проблема отчуждения, идея прогресса.

Основой формирования любого социокультурного отношения является отношение человека к Богу. Отношения между Богом и человеком, сложившиеся в католицизме и протестантизме по принципу воздействия, явились основой для формирования социокультурных отношений на Западе. Православие, где отношения Бога и человека понимаются как взаимодействие, оказало формирующее действие на социокультурные отношения в России.

Взаимодействие в России реализуется в трех основных формах -соборность, коллективизм, бунт. Идея соборности, развиваемая русскими религиозными философами, содержит в себе черты, как коллективизма, так и бунта. Самобытность России обусловлена тем, что, изменяя форму, взаимодействие по сути остается тем же отношением. Материалы диссертации и ее концептуальные положения могут быть использованы при составлении учебных курсов, методических пособий и спецкурсов по культурологии, философии, религиоведению.

Объем и структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав 9 параграфов , заключения и библиографии. Объем текста составляет страниц. В европейской философии различают два типа социальных отношений, хотя исследований, посвященных конкретно данной проблеме, на настоящий день практически не существует. Бубера это отношение встреча и опыт, у Н. Бердяева - общение и сообщение. В какой то степени данной проблемы касается Э.

Бердяев и Бубер обращаются к проблеме социальных отношений в связи с идеей, что человеческая личность реализуется только находясь в отношении к другому человеку, к Богу, к природе. Обратимся к логике их рассуждений. Бубер считает, что от типа отношений зависит мир, в котором он живет: общение происходит в мире Я-Ты, в мире Я-Оно человек приобретает опыт. По мнению Н. Только выходя за пределы субъективности, преодолевая свою природную замкнутость, человек реализуется как личность.

Но происходит это, как показывает философ, двумя разными, противоположными способами. Под объективацией Бердяев понимает противопоставление человека миру, самозамыкание, но при этом и социализацию человека, его подчинение законам природы и социума.

Попытаемся определить характерные черты двух типов социальных отношений. Для упрощения изложения обозначим тип отношений, называемый указанными мыслителями как общение, встреча, взаимодействием, поскольку общения, встречи не может быть без взаимности. Противоположный тип отношений, называемый опытом, сообщением, обозначим как воздействие, так как такой тип отношений строится для извлечения какой либо выгоды, пользы, а для этого нужно произвести некоторое давление на противоположную сторону.

Первое, на что обращают внимание и М. Бубер и Н. Бердяев, это антропологический состав, вовлеченный в отношение. В отношение, которое мы назвали взаимодействием, вступает целостное существо, при воздействии человек выступает частично, глубина его личности при этом не затрагивается. В мире Я-Оно, как утверждает Бубер, человек использует свои функциональные способности: разум, чувства, эмоции, и поэтому выступает всегда частично.

С усложнением социальной жизни мир Я-Оно неуклонно растет, в таком мире жизнь человека как бы делится пополам: на жизнь внешнюю, в социальных институтах, где человек делает карьеру, совершает сделки и т.

Однако, как указывает Бубер, даже в личной жизни личность человека не реализуется. Бердяев пишет, что личность находит себя в общении, при объективации, сообщении можно говорить только об индивиде. Чему должен быть подчинен антропологический состав человека, философ не указывает, однако, в другом месте он указывает, что человек способен к подлинному отношению, если живет в духе.

Подтверждение этому находим у Бердяева, который, следуя христианской традиции, понимает человека как триединство тела, души и духа.

Для Бердяева очевидно, что общение, в отличие от сообщения, может быть только свободным, недетерминированным, поскольку в общение вступает только личность, сущностной характеристикой которой является свобода. Но и Бубер настаивает на том, что встреча может быть свободной. Лишь тот, кто постиг отношение и знает присутствие Ты, способен на то, чтобы решиться.

При взаимодействии люди не детерминированы целями, задачами, то есть взаимодействие происходит свободно, спланировать заранее взаимодействие невозможно. Иное при воздействии. Замыкаясь в себе и отгораживаясь от мира, человек полагает, что тем самым обретает свободу, в действительности же попадает под власть объективного мира с его принудительностью, законами, причинностью и детерминизмом. Взаимодействие не является следствием какой либо причины, для того, чтобы произошла встреча, прежде всего, требуется свободное волеизъявление обеих сторон.

И здесь проявляется друга черта взаимодействия — избирательность, а значит, неравенство. Там, где все равны, не может быть избирательности.

В первом приближении взаимодействие можно назвать субъект-субъетным отношением, а воздействие - субъект-объектным. Для воздействия это приближение вполне справедливо. Свойством объекта является его ограниченность, объект обязательно имеет границы в пространстве и времени. Для характеристики взаимодействия первого приближения явно недостаточно.

Вступающий во взаимодействие не приобретает какой либо объективный опыт, не получает знания Бубер , а ведь именно этими функциями наделяется субъект. Примечателен пример, который приводит Бубер в своем произведении. Возьмем дерево, если видеть в нем только закономерности, нечто общее, оно предстает как объект.

Если же увидеть в дереве исключительное существо, которое, однако, включает и все общие закономерности, все знание о нем, возможно отношение, взаимность. Более наглядно различия между взаимодействием и воздействием по отношению к природному предмету иллюстрирует Э. Фромм [, с. Теннисона и Гете. Теннисон пишет:. С появлением христианства кардинальным образом меняется мировоззрение людей.

Языческий политеизм постепенно сменяется монотеизмом. Для греческой философии понятие Единого Бога не было чем-то необычным и новым. Уже Ксенофан подверг критике антропоморфные характеристики полисных богов и заявил, что Бог это космос, атрибуты которого носят сверхчеловеческое, космологическое измерение. Далее эта идея звучит у Платона, Аристотеля и особенно развивается неоплатониками. Никому не придет в голову обращаться таким образом к безличному Абсолюту. Бог -Личность, а человек — это образ и подобие Божие, следовательно, также личность, поэтому связь Бога и человека носит личностный характер.

Умаление как личности человека, так и Личности Бога приводят к упразднению личностных отношений. В этом случае личностные отношения с Богом ставятся под сомнение, возможно только подчинение Ему людей.

Христианин стремится к непосредственным отношениям с Богом, которые могут быть основаны на вере и любви, вера, поэтому, ценится больше, чем интеллект, который вообще отходит на задний план. Тем более, что для восприятия христианского откровения интеллект оказывается просто бессильным.

Например, как можно уразуметь, что Бог не только един, но и троичен. Человеческому разуму не под силу представить себе Абсолют в виде Троицы, проще представить Монаду. Павел Флоренский [, с. Человек в христианстве был поднят на невероятную высоту, до того неведомую, он оказался выше всех земных тварей, выше природных стихий, выше космоса. В христианстве утверждается, что человек создан по образу и подобию Божию. Сущность личности достаточно хорошо понимали Восточные Отцы Церкви.

В современной философии христианское понимание личности достаточно часто усваивается через противопоставление личности индивидуальности. Индивидуальность проявляется, прежде всего, в несхожести с другими, она изолирована, замкнута и является основой социума, наименьшей его частью, далее уже не разлагаемая.

Личность — это всегда целостность, которая не может быть частью, пусть даже социума. Очень точно по этому поводу выразился Н. Бердяев, утверждая, что не личность является частью общества, а общество частью личности. Аналогично высказывается В. Онтологически личность, в самом деле, шире и социума, и космоса, и природным или социальным бытием не исчерпывается.

Личность всегда самобытна, а индивидуальность оригинальна. Личность познается в общении с другими личностями. В другом человеке личность видит то, что одинаково принадлежит им обоим, а именно образ и подобие Божие. Главными атрибутами личности являются свобода, возможность творить. Но каждому дан свой неповторимый дар творчества. Не возникает ли здесь противоречия? Григорий Нисский поясняет это кажущееся противоречие следующим образом: все вещи человек постигает благодаря уму, и хотя проявляется ум в разных чувствах: через зрение, слух, руки по разному, природы он своей не изменяет [, с.

Поэтому образ один, но проявляется каждый раз особым образом, при этом он не дробится. Свобода личности проявляется в том, что она выше принудительности природного мира, не определяется собственной природой. Христианское понимание свободы - это свобода во Христе, которая неотделима от истины. Столп и утверждение истины -это Церковь. Поэтому пребывание в свободе неотделимо от жизни в Церкви. Это новое понимание свободы, неведомое языческому миру, где полагали, что над каждым человеком довлеет судьба, и единственное, что человек мог сделать, это познать ее.

Из слепой случайности судьба может превратиться в познанную необходимость. Христианское понимание свободы имеет и трагическую сторону. Человеку, как существу свободному, дано выбирать и строить свою судьбу по своему усмотрению. Но именно потому, что прародителям была дана свобода, они совершили грехопадение, вследствие чего произошло онтологическое повреждение человеческой природы. Если в язычестве человек понимался как дуалистическое существо, состоящее из души и тела, то в христианской антропологии человек понимается как триединство тела, души и духа, как целостное существо.

Причем, если в язычестве греховное, злое начало связывалось с телом, а душа рассматривалась как нечто бессмертное и безгрешное, с появлением христианства приходит понимание того, что грешит целостный человек, то есть за совершение греха ответственно не только и не столько тело, но и душа и дух. Таким образом, грех понимается как порча духа.

Идея целостности человеческой личности усиливается благодаря упованию христиан на целостное воскрешение. Бог создал человека свободным и совершенным, но после грехопадения прародителей человеческая природа была искажена, человек становится смертным существом.

Тень греха легла на весь тварный мир, в который вошли смерть, болезни, страдания. Борьба за существование стала законом жизни. Христос пришел для того, чтобы искупить грехи человечества, для преображения природы и спасения всего мира. Для христианского мировоззрения характерно линейное понимание времени и истории человечества, которая начинается с грехопадения и закончится Страшным судом. Языческий мир понимал историю циклически.

С появлением христианства формируется новое отношение к страданию. Эллинистическая философия пронизана стремлением избежать страдания - это гедонизм, эвдемонизм. В этике стоицизма утверждается значимость сильной личности, которая с достоинством противостоит всем трудностям и оказывается выше страдания.

Иудеи не приняли Христа, так как ожидали Спасителя как политического главу, царя, наподобие Давида, который вновь сделает Израиль могущественным государством. Однако Мессия оказался аполитичным, не воинственным, страдающим и униженным. В Нагорной проповеди Он являет людям заповеди блаженств, которые полностью переворачивают былые представления о добродетели.

Социокультурные отношения по модели взаимодействия могут выразиться в трех формах: соборность, коллективизм, бунт. Без понимания причин и истоков русского бунта очень многое в нашей истории остается непонятным. Трудно найти другую страну со столь сложной и трагической историей, как Россия. С одной стороны, это бесконечные войны, обусловленные геополитическим положением нашего государства между Западом и Востоком.

А с другой стороны, внутренние конфликты, которые скорее можно связать с нашим специфическим восприятием действительности, нежели с объективными причинами. Русские люди всегда были способны на самый необузданный и безграничный бунт, суть которого Ф. Утвердилось мнение, что данная формула является следствием атеистического мировоззрения, ей следуют герои романов Достоевского, лишенные всяческой веры.

социокультурные отношения это

С другой стороны, институционализация есть универсальный способ упорядочения совместной деятельности людей путем установления определенных правил поведения, норм и санкций [2].

Социальная система или организация включает экономику, политику, социетальное сообщество и институты социализации поддержания культурных образцов. Социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Успешность функционирования любой организации зависит не только от компактности ее структуры и рациональной целесообразности функциональных единиц, но и социокультурной среды организации или организационной культуры.

Речь идет о паттернах образцах , ценностях, нормах взаимодействий и отношений членов организации, обусловленных взаимным наложением функционально-нормативной структуры организации и культурных характеристик ее членов; формальных связей между функциональными ролями и межличностными отношениями; положения людей в организационной структуре и в социальной стратификации.

Современная организационная структура ориентирована не только на решение производственных задач, но и на общее благополучие организации и ее членов. От жесткого рационализма и расчетливости, предполагающих опору на привычные и рутинные действия, руководство переходит к включению эмоциональных и личностных компонентов в технологии управления. Речь идет о смене приоритетов: от индивидуальной борьбы с недостатками к заинтересованности и участию работников в делах организации, от внешнего контроля жесткое планирование, бюрократический надзор, наказание к внутреннему ответственность, обратная связь руководства и подчиненных, поощрение и т.

Особенности социокультурной среды организации. Сложность организаций как социокультурных общественных единиц, включающих не только функциональные связи, обусловленные целесообразной структурой, но и человеческие отношения, предполагает необходимость учитывать некоторые фундаментальные особенности ее антропологической обусловленности, которые не сводятся только к рационалистической трактовке человека и культуры.

Во-первых, необходимо учитывать стремление людей к последовательности и устойчивости в отношениях друг с другом и представлениях об окружении. Даже если внешнее окружение является неопределенным, сложным, подвижным, они упрощают его и делают определенным даже вопреки очевидности и рациональной логике. Во-вторых, механизмами таких внерациональных построений являются проекция и интроекция. Проекция означает перемещение внутриличностных чувств и переживаний во внешнее окружение и наделение его элементов значением дружественных или враждебных.

Интроекция предполагает полное включение символов и событий в собственные переживания, отождествление себя с ними. В-третьих, люди склонны принимать нечто на веру, например, идеологические построения, без обоснований и доказательств, считая это реальностью, не расчленяя ее на элементы и не решая, от каких из них следует отказаться.

При этом люди могут не отдавать себе отчета об этом. В-четвертых, люди вместо того, чтобы признать ошибку, чаще всего оправдывают свое поведение.

Механизм рационализации позволяет им найти внешнее приемлемое объяснение своих действий. Когда люди попадают в социокультурную среду организации, им приходится соотносить с ее составляющими элементы той среды, к которой они принадлежат. Равным образом, когда происходит целенаправленное изменение компонентов социокультурной среды, членам организации приходится сопоставлять с ними следы предшествующей социокультурной среды.

Действия, значимые в привычной социокультурной среде, меняют или теряют свое значение в изменившемся контексте взаимодействий и отношений, где они становятся ненужными или меняют порядок. Членам организации приходится обучаться новым наборам процедур в ситуации, когда повседневная реальность организации обусловлена столкновением прежних и новых оснований.

Социокультурные аспекты менеджмента или управления в организации связаны с решением проблемы упорядочения разнонаправленных социальных сил, представляющих собой группы людей, принадлежащих к разным социокультурным слоям; с не совпадающими интересами; не одинаковой степенью идентификации с целями и ценностями организации. Это усложняется и тем, что культурные аспекты включают в себя мнения, представления, действия, производные от случайных событий, фантазий, страхов, не отрефлексированных идентификаций, симпатий и антипатий, особенно сильно проявляющихся в условиях проблемных или кризисных ситуаций.

Если ранее менеджмент предполагал, в основном, управление ресурсами в том числе человеческими для решения функционально предопределенных задач и организационных проблем, то сегодня все более признается необходимость конструктивного реагирования членов организации на проблемные ситуации, а также умения создать и поддерживать социокультурную среду организации, основанную на кооперации, заботе, одобрении, эффективности, значимость которых признается и легитимизируется членами организации.

Характеристики социокультурной среды организации. Период постмодерна характерен наличием открытых форм отношений и взаимодействий, когда индивид попадает во множество разнородных ситуаций с различными культурными кодами и языками. При этом у него нет оснований принимать как единственно истинный какой-либо из них. В случае неудачи или исчерпания возможностей ситуации, он может без значительных потерь переместиться из одной в другую, либо переопределив свою позицию в первой, либо перейдя в более привлекательную.

Это же происходит и в отношениях на уровне организации. Полицентричность власти и ответственности позволяет членам организации вступать в разные сочетания отношений и перемещаться из одной ситуации в другую в зависимости от недовольства слишком сильным, по их мнению, давлением власти и ответственности. Характерной чертой при этом становится отсутствие полной идентификации члена организации с декларируемыми ей целями и ценностями, функциональными ролями.

В то же время пессимизм, социальная атомизация людей, депрессия, равнодушие — все эти феномены, характерные для культуры постмодерна, проявляются и в культуре современных организаций. Слотердайк называет это культурное состояние цинизмом и относит его появление к началу х гг. Сегодня, по его мнению, цинизм бюрократизирован и становится доминирующим способом отношения людей к своим социальным функциям.

Психологический тип циника — пограничный меланхолик, способный держать под контролем симптомы депрессии в публичной и приватной обстановке. Соответственно, культура современной организации связана с акцентированием проблемности, негативизмом, агрессивностью, подавленностью морального чувства. Отсюда снижение социальной эффективности многих организаций, ухудшение человеческих отношений в тех из них, где руководство не заботятся о формировании и поддержании позитивных, конструктивных оснований культуры в организации.

Действия человека полностью формализовать нельзя, поскольку его интересы не исчерпываются целями организации, а участие в совместной деятельности не ограничивается лишь функциональными ролями. Результатом динамических интеракционных процессов, включающих взаимодействия и коммуникации, становятся формальные и неформальные отношения, состояние и соотношение которых, в свою очередь, является отражением сложившейся в организации ситуации.

Особенности функционирования современной организации зависят не только от ее формальной структуры, но и от этих отношений между членами организации, которые обусловлены взаимным наложением специфичных для них функционально-нормативных предписаний и культурных характеристик; формальных связей между функциональными ролями и межличностными отношениями; а также от положения людей в организационной структуре и в социальной стратификации.

В современных условиях, характеризующихся высокой степенью сложности и динамизма социокультурной жизни, существование организаций осложняется. Типы их структур и стилей руководства, сложившиеся в менее динамичный и технологично детерминированный период — жесткое иерархическое устройство и классический технократизм — перестали отвечать изменившимся условиям.

Сегодня можно сказать, что существование организации зависит от ряда вполне идентифицируемых факторов, которые носят в первую очередь социокультурный, а не узко экономический характер. В этом случае социокультурная среда организации представляется не просто жестко структурированной системой, а набором сценариев взаимодействий и отношений, в которых могут участвовать ее члены.

Чем более сценариев в организации, тем она жизнеспособнее в сложном и динамичном окружении. Умение использовать подобные сценарии в нужных ситуациях придает взаимодействию в них функциональный и личностный смысл. Отсутствие таких навыков исключает индивида из контекста организационного взаимодействия. Следует подчеркнуть, что современное общее состояние общества связано с акцентированием проблемности, негативизмом, агрессивностью, подавленностью людей. Это отражается и на отношениях между членами организации, отсюда — снижение социальной эффективности многих организаций, ухудшение человеческих отношений в тех из них, где руководство не заботятся о формировании и поддержании позитивных, конструктивных оснований социокультурной среды организации.

Проблема управления в организации сегодня состоит не в том, чтобы найти рациональный курс действий, фиксирующий ее политику, но в том, чтобы реализовать альтернативы взаимодействий с динамичным окружением в соответствии с неопределенными требованиями.

Эти три столпа социологии представили общество, наделяющее индивида определенными характеристиками раса, регион рождения, религиозная принадлежность и т. Но такая картина мира не дает представлений о возможных трансформациях общества, как индустриального, так и современного постиндустриального, культурное содержание социальных форм которого отражают два противоположных современных научных направления: постмодернизм, ориентированный на изменения в культуре, и культурный фундаментализм, ориентированный на сохранение и поддержание традиций и сопротивление изменениям.

Очевидно, что культура постмодерна отрицает наличие фундаментальных нарративов, привычных и удобных для интерпретации жизненного опыта людей. Сегодня, кстати, в России такой дискурс продолжает связываться с идеей социального прогресса, обусловленного техническим, когда в обществе создаются более совершенные формы совместного существования людей посредством сложных и развитых технологий. С другой стороны, сторонники культурного фундаментализма разных его форм придерживаются традиционных социокультурных паттернов поведения и все социальные изменения рассматривают как отклонения от предустановленных порядков.

К середине XX века социология реально стала научной дисциплиной, и в этом контексте Т. Парсонс сформулировал в рамках теории социального действия три основополагающие системы: культуру, общество, личность [3]. Культура в этом случае определяет социальные нормы поддержания общества как системы за счет интеграции отдельных индивидов. Значимой для того периода стала работа американского социолога Д. Рисмана и др. Позже этой же теме была посвящена работа Д.

Для социологов постепенно становились очевидными связь и взаимное влияние культурных и социальных переменных и необходимость изучения общества именно в таком контексте. На это оказали влияние и междисциплинарная направленность социологических исследований в сфере политики например, в Великобритании —х гг. Миллера [6] и Г. Наконец, на это оказали влияние и результаты культурных исследований известных французских ученых М. Фуко, Р. Барта, Ж. Дерриды [7] и др. Как утверждал Ч.

Миллс, культура является центральным понятием для любого исследования жизни общества [8]. В начале XX века некоторые социологи представляли культуру как нечто материализованное, передающееся от поколения к поколению, как, например, американские социологи-урбанисты и основатели Чикагской школы социологии Р.

Парк и Э. Бёрджесс [9] , или результат ассоциаций, возникающих в процессах коммуникаций — как предшественник символического интеракционизма Ч. Кули [10] , либо как социетальное приспособление к окружению. Другие, как, например, автор феноменологического подхода в социологии А. Шюц, один из создателей теории символического интеракционизма Д. Мид, немецкий и венгерский социолог К. Маннхейм, который разработал социологическую теорию культуры, изучали культурные значения и их влияние на творческую деятельность людей в процессе социальных интеракций [11].

Такие антропологи XX в. Малиновский, А. Рэдклифф-Браун и М. Мосс сформировали современную концепцию культуры [12] , определение которой дал Э. Тайлор еще в середине XIX в. Малиновский собирал мифологические данные о прародительнице клана и его продолжении на Тробрианских островах.

Его наблюдения, по сути, стали продолжением работ Э. Рэдклифф-Браун заявил о себе в исследованиях культуры Андаманских островов, которые показали, что формирование групп среди островитян основано на родстве и музыке, а также ритуалах, тесно связанных с ее использованием. Как утверждал А. Наблюдения А. Рэдклифф-Брауна также продолжили исследования Э. С другой стороны, по Т. Парсонсу, культурная система представляет собой когнитивную и символическую матрицу для центральной системы ценностей.

Мосс, осуществляя сравнительные исследования в областях религии, магии, права и морали западных и не западных сообществ, разработал концепцию всеобщего социального факта, считая, что реципрокность или взаимообмен является универсальной логикой культурного взаимодействия. Известный американский социолог Д. Леви-Стросс, опираясь одновременно на социологический и антропологический позитивизм Э.

Дюркгейма, М. Мосса, Б. Малиновского и А. Рэдклифф-Брауна, экономический и социологический марксизм, фрейдизм и гештальт-психологию, а также структурную лингвистику Ф.

Соссюра и Р. Якобсона, провел масштабные исследования о мифах, родстве, религии, ритуалах, символике, магии, идеологии, познании, искусстве и эстетике, применяя методологию структурализма [14]. Он изучал универсальные принципы человеческого мышления как формы объяснения социального поведения и социальных структур.

Как указывает Э. Кроме того, в процессе проникновения социологического мышления и социологического видения в контекст других социальных дисциплин прежние междисциплинарные границы стали менее четкими. В этом плане можно особо выделить социальную антропологию, в которой ассимилировались теоретические традиции и исследовательские методы и социологии, и антропологии и которая, по сути, изучает мировое многообразие культур и обществ, отражающееся в групповом поведении людей, эти культуры и общества представляющих.

Эта научная дисциплина корнями уходит в этнологию и этнографические исследования XIX века, но сформировалась социальная в Европе или культурная в США антропология уже после Второй мировой войны. Представляется целесообразным сегодня называть эту дисциплину социокультурной антропологией, поскольку нет необходимости ограничивать исследования только областями этнологии или этнографии, либо, наоборот, культурным аспектом социального конфликта, социальных перемен, урбанистической антропологии, социальных сетей и т.

О сближении социологии и антропологии писал также американский культуролог и этнограф К. Гиртц, который сотрудничал с социологами Э. Шилзом и Т. Парсонсом, изучая системные культурные аспекты жизни общества в рамках предложенной им символической или интерпретативной антропологии [16].

Он подчеркивал значимость систем культуры для формирования моделей человеческого социального поведения, что стало очень важным для выделения социологии культуры как отдельной научной дисциплины.

На усложняющуюся социокультурную динамику эпохи постмодерна, для которой характерно качественное увеличение неопределенности многих социальных реалий, что связано со случайностью, многовариантностью и альтернативностью развития, а также с возникновением виртуальных реальностей, в которых господствуют симулякры и симуляции, указывает и известный российский социолог С. Кравченко [17]. Он указывает также появление своего рода брендов социологических теорий, обладающих специфическими кодами сигнификации, формирующими современный социологический дискурс автор относит к ним теории З.

Баумана, Ж. Бодрийяра, Э. Гидденса, Д. Ритцера, П. Штомпки и др. Английский теоретик культуры и литературы Р. Уильямс, который оказал огромное влияние на становление современной социологии культуры и культурологических исследований особенно неомарксистского направления , предложил концепцию культурного материализма. Здесь надо более подробно рассмотреть особенности научного направления сultural studies, которое представлял Р. Уильямс и в рамках которого изучаются культурные объекты, система их отношений друг с другом и с окружающим миром, а также технологии производства, продвижения и потребления культурных артефактов с помощью социальных структур в рамках данной культуры.

Следует отметить, что направление в значительной степени отличается от культурной антропологии и этнических исследований как объективно, так и методологически.

Исследования имеют выраженный прикладной характер и относятся к сфере обыденной реальности. Название направления было предложено теоретиком культуры Р.

Ноггартом в г. Центр и сегодня тяготеет к марксистским методам анализа, изучая взаимосвязь культурных форм надстройки , и того, что в политической экономии определяется как базис, и выдвигая тезис о культурной гегемонии с учетом работ А.

Британские ученые Р. Ноггарт, Э. Томпсон, Реймонд Уильямс и С. Холл оказали значимое влияние на характер современных работ, например, П. Уиллиса, который изучает этнические аспекты культуры молодого рабочего класса, П. Гилроя, книга которого стала в конце х гг. В Канаде в рамках сultural studies внимание уделяется взаимодействию современных технологий, общества и культуры с опорой на работы М.

Маклюэна и др. В Австралии занимаются культурной политикой. В Южной Африке изучают сферу прав человека и проблемы третьего мира. В Италии, помимо проблем левого движения, анализируются теории постмодерна. Во Франции представители данного направления следуют традициям семиотики например, Р. Барта, который, в том числе, изучал масс-медиа и феминизма например, Ю. Отдельно следует упомянуть аналитику культуры Г. Поллок, которая осуществляет феминистические исследования в сфере искусства.

В Германии подобные разработки под влиянием Франкфуртской школы в том числе и структуралистского марксизма связаны с массовой культурой, современным искусством и музыкой. Интересными представляются культурно-интерпретативный подход к смысловому содержанию процесса потребления, который связан с культурной идентичностью; анализ политической власти как формы гегемонии и предмета повторения, конвергенции и реартикуляции предмет продолжающейся дискуссии , и отстаивание направления литературных исследований Г.

Блумом, которые повсеместно стали встраиваться в cultural studies. Следует подчеркнуть, что данное направление до сих пор не имеет единого теоретического обоснования, не выделяет предмет изучения в отличие, например, от философии, социологии, психологии и т.

Об этом писал известный французский социолог, антрополог и философ Пьер Бурдье, указывая на то, что культурным исследованиям не хватает научного метода [22]. Таким образом, научное направление сultural studies в целом сохраняет приверженность автономии культурной системы в рамках общества, хотя сами исследователи в разных странах указывают на недостаточность такого подхода для построения целостного теоретического представления о современном обществе. Как указывает известный российский теоретик философии и социологии культуры Э.

Орлова, сегодня в социальной науке происходят серьезные теоретические и методологические изменения, которые носят фундаментальный характер и в то же время тесно связаны с ключевыми чертами изменяющейся социокультурной реальности [23].

Орлова выделяет ряд таких черт, образующих сегодня проблемное поле: междисциплинарность, преодоление существующих дисциплинарных разделений, особое внимание к социокультурной динамике, переход от субъект-объектной трактовки социокультурной реальности к интерсубъективной, отказ от субстанциализма в трактовке общества. С учетом этого и в контексте изменений предметного поля не только в социологии, но и в антропологии существенным образом изменилось представление о динамике общества и культуры.

В любом случае, даже с позиции классических теорий взаимосвязь социальных структур и культурного их содержания очевидна, либо культуры как отражения социального мира по К. Марксу , либо культуры как содержательного значения социальных структур по М.

Веберу , либо культуры как коллективной репрезентации принадлежности людей к определенному обществу, сообществу или группе, в том числе и организации по Э. С учетом обобщений Д. Александера [24] , можно выделить несколько подходов в социологической трактовке культуры:.

Современные направления исследований в области социологии культуры носят разнообразный характер. Значимая модель общества и общественных отношений уже упоминавшегося французского социолога П. Бурдье уходит корнями в марксистскую классовую теорию [25]. Бурдье характеризует общественные отношения в контексте того, что он называет полем, определяя его как конкурентоспособную систему социальных отношений, функционирующую в соответствии с собственной специфической логикой или правилами.

Это поле есть место борьбы за власть между доминирующими и подчиненными классами. Она происходит в рамках поля, легитимность которого, как ключевой аспект определения доминирующего класса, либо присваивается, либо отбирается. Теория социальной практики П. Чтобы объяснить это, П. Бурдье вводит понятия габитуса и поля социального. Габитусы объясняют множественные взаимопроникающие реалии индивидуальной субъективности и социетальной объективности помимо функции социального конструкта.

Это понятие используется для преодоления субъективной и объективной дихотомии. Современный канадский и американский социолог М.

Ламон из Гарвардского университета проводит сравнительный анализ того, как принятые в обществе ценностные понятия влияют и поддерживают различные социальные иерархии и неравенства [26]. Критикуя П. С коллегами из разных американских университетов М. Убеждение, что культура является символически закодированной и, таким образом, может передаваться от одного человека к другому, означает, что культуры, хотя и ограниченно, могут изменяться.

Культуры одновременно и предрасположены к изменениям, и устойчивы к ним. Основными причинами сопротивления изменениям становятся привычки, религиозные убеждения, интеграция и взаимозависимость культурных признаков. С другой стороны, причинами появления культурных изменений являются: подвижная и изменчивая окружающая среда, человеческие изобретения и новшества, контакты с другими культурами и их взаимопроникновение. Согласно антропологической теории диффузии, из одной культуры в другую может передаваться форма чего-либо, но не смысл.

Еще один вариант теории диффузии — диффузии стимула, связан с элементом одной культуры, который приводит к изобретению в другой. Контакт культур может также привести к аккультурации, которая, имея различные значения, в данном контексте относится к замене черт одной культуры признаками другой, как, например, случилось со многими культурами американских индейцев. Взаимосвязанные процессы на индивидуальном уровне являются ассимиляционными и транскультурационными, но и то, и другое относится к принятию различных культур на индивидуальном уровне.

Американский современный специалист в области социологии культуры В. Грисволд предлагает еще один социологический подход к культурным изменениям: несмотря на тот факт, что культура порождается индивидами — и для некоторых элементов культурных изменений это так — существуют и значительные, коллективные и устойчивые во времени культуры, которые не могут быть результатом воздействия индивидов, поскольку они существовали и будут существовать без их участия [27].

При этом культурные артефакты как результаты коллективного продуцирования являются фундаментально социальными в генезисе. Грисволд утверждает, что культура изменяется посредством контекстно зависимых и социально определенных действий индивидов. На макроуровне культура воздействует на индивида, который, в свою очередь, может влиять на саму же культуру. Такая логика иллюстрирует то, как культура может меняться с течением времени, но сохраняется в чем-то постоянной.

По сути, опираясь на учения Платона и Аристотеля, она говорит о культурной конструкции социальных проблем, считая культуру более глубинной, чем социальный мир, и реально представляющей человеческие универсалии. Но, учитывая, что социокультурная система должна быть также в определенном смысле эстетическим единством, важно фиксировать социокультурный процесс как ритм, развивающийся по законам гармонии. В-третьих, П. Сорокин обращает внимание на тщательное изучение постоянных сил факторов социокультурных изменений и социокультурных переменных.

К таким постоянным факторам, согласно обобщению П. Сорокина, исследователи обычно относили климат, солнечные пятна, расу, инстинкты и пр. К социокультурным переменным причисляют плотность и численность населения, изобретательность, религию и пр. Сорокин положительной тенденцией считает как детализацию факторов, так и повышенный интерес к социокультурным переменным.

Статистическая проверка множества гипотетических зависимостей между разнообразными факторами позволила, на его взгляд, уточнить многие представления о детерминации отдельных социальных явлений. Оценивая отмеченную тенденцию, следует сказать, что выделение социокультурных переменных как инструмента функционального анализа имеет математический смысл при двух условиях: во-первых, необходимо выделение социокультурных постоянных констант , а во-вторых, следует установить и в математической форме выразить закон, связывающий социокультурные переменные.

Исключительное значение для социокультурного подхода имеет, на наш взгляд, выделение не только постоянных факторов фактически —внешних и внутренних условий протекания социокультурных процессов , но и социокультурных констант как конкретных математических форм например: культурно значимые числа, геометрические фигуры и пр. Это не менее важно, чем выделение математических и физических констант соответствующими науками.

В свою очередь, из бесчисленного множества социокультурных переменных важно отобрать функционально значимые, органично включенные в закономерно протекающие социокультурные процессы. Социокультурные константы и переменные должен связывать между собой имманентный социокультурному процессу внутренний закон, который обеспечивает его устойчивость в изменяющихся условиях окружающей среды.

Думается, когда В. Фофанов, — базовой схемой де-. Это отношение в многократных рефлексиях и инверсиях стало инвариантом материальной и духовной жизни народов иудеохристианской традиции. Не исключено, что в других социокультурных вариантах оно значимо для других скотоводческих в историческом прошлом народов. Это складывающееся в скотоводческой практике отношение, разумеется, имеет более сложную, дифференцированную структуру.

А о его закономерностях можно, по-видимому, говорить достаточно строго, учитывая хотя бы богатый опыт математического моделирования и оптимизации животноводства. Указанные П. Учитывая результаты работ отечественных исследователей, сформулируем содержание социокультурного подхода в следующих раскрывающих его смысл положениях:. Каким же образом, социокультурный подход может быть реализован в регулировании межэтнических отношений?

Опишем две ситуации, которые иллюстрируют его потенциал. Проведенное нами в начале х гг. В автономном округе сформировалась региональное сообщество конкретное общество , в котором позиция органов власти и позиция населения совпадает в главном — в признании ценности сохранения и развития территориальной общности как таковой конкретного общества на основе обеспечения материального благосостояния населения. Эта ситуация иллюстрирует практическую значимость приоритета социальности социума , выраженного в социокультурном подходе.

Ансамбль культур существует и развивается только в органической целостности общества, вследствие чего сохранение общества и социальная ориентация деятельности его субъектов является необходимым условием сохранения и развития этноконфессиональной идентичности представителей отдельных культур. Органы государственной власти и управления в округе ориентируются не только на решение социальных проблем, но и на формирование гражданского общества на региональном уровне , обеспечение его устойчивости. Признание общества его общего благополучия основной ценностью выражает социальную ориентацию государственного управления.

По сравнению с ценностью общества ценностями второго порядка являются ценность этнической общности и религиозной принадлежности, поскольку без общего благополучия не может быть благополучным развитие отдельных составляющих регионального сообщества. Социальная ориентация государственного управления этноконфес-сиональными процессами означает, что взаимодействие государства с эт-ноконфессиональными структурами опосредуется такой базовой ценностью, как ценность общества.

Государственное управление ориентирует деятельность этноконфессиональных структур на укрепление общества — на социальное служение. Социальная ориентация государственного регулирования этноконфессиональных отношений выражается в системати-.

Администрация округа стремится проводить политику невмешательства, равного отношения ко всем официально зарегистрированным национально-культурным и религиозным объединениям, но при этом оказывает значительную поддержку их социально значимой деятельности в целях воспитаниия чувства любви и патриотизма по отношению к малой родине — Югорской земле. Опосредованность крайних субъектов этих отношений обществом ограничивает их деятельность, с одной стороны, но и высвобождает их ресурсы для собственного развития и самоопределения, с другой.

Национально-культурная и религиозная деятельность становится частным делом, но доказывающим различными способами свою общественную значимость. Принадлежность к обществу объективно ставит церкви, нации, государство в такое положение, что социальная ориентация является условием их собственного становления. В условиях этноконфессионального плюрализма социальная ориентация оказалась объективно необходимой для сохранения и дальнейшего развития государства, национальных групп, церквей.

Каждая из сторон в складывающейсяэтноконфессиональнойобстановкестремитсяпродемон-стрировать социально-практическую значимость собственной идентичности.

Национальные, религиозные, государственно-административные субкультуры сосуществуют, взаимодействуют, конкурируют в составе общества, которое практически превращается в социокультурное целое. При сознательно проводимой социальной ориентации своей деятельности взаимодействующие стороны в этноконфессиональных отношениях так или иначе практически реализуют социокультурный подход, т.

Социокультурный подход становится требованием регионального сообщества: он вытекает из практики общежития и находит выражение в социально ориентированном синтезе культур. Вторую ситуацию, раскрывающую эвристический потенциал социокультурного подхода в регулировании межэтнических отношений, проиллюстрируем на примере Ямальского процесса.

Ямальский процесс есть процесс взаимосвязанного развития интерэтнического сообщества коренных малочисленных народов ЯмалоНенецкого автономного округа и — на этой основе — регионального межэтнического сообщества в целом Попков, Тюгашев, В исторически обозримой ретроспективе Ямальский процесс был инициирован появлением на территории региона самодийского населения и поглощением автохтонного оседлого населения охотников и морских зверобоев.

Базисная модель Ямальского процесса — миграционный натиск и последующая инкорпорация местного населения — в дальнейшем была воспроизведена в рамках экспансии обских угров. Благодаря поддержке российской администрации политическое доминирование хантов сохранялось вплоть до начала ХХ века, но переход ненцев к крупнотабунному оленеводству изменил этносоциальный баланс.

Ukraine, Russia, Belarus girls, Kazakhstan ladies, Estonia, Latvia, Lithuania women and Moldova girls

Planning your first date.
Truth and myths about Russian girls.
How to create a great profile.

Links

Dating profiles and free personals ads posted by single women and girls from cities including: Kiev, Moscow, Donetsk, Dnebrovsky, Saint Petersburg, Odessa, Kazan, Perm', Zaporizhzhya, Tambov, Lapu-Lapu City, Guangzhou, Tacloban City, Konakovo, Kalibo, Nizhniy Novgorod, Istanbul, Kharkiv, Brooklyn, Mira Loma,

Социокультурный подход — методологический подход на базе системного подхода, Это единство, согласно принципам системного подхода, образует целое, свойства которого не выводимы из характеристик частей. как системой отношений и культурой как совокупностью ценностей и норм. Социокультурные отношения на Западе и в России 3. Русская наука как Все это ведет к разрушительным последствиям. Поэтому в настоящий.

  • Вы ищете знакомства с иностранцами?
  • Хотите выйти замуж за рубеж?
  • Наш международный сайт знакомств абсолютно бесплатно поможет вам!
социокультурные отношения это

Знакомства с иностранцами.

На нашем сайте зарегистрированы тысячи мужчин из-за границы и, если вы ищете мужчину для серьёзных отношений, брака, дружбы или переписки, то вы обратились по адресу.

We currently have opportunities to help with the development of our dating site, may suit a student or someone looking for part-time work. View more information here.



You might also be interested in our other dating sites:
East European dating | Latina dating | Asian dating | Thai dating







Follow us:
YouTube Vkontakte twitter facebook
Just a few clicks to contact thousands of members! It's free!!!
социокультурные отношения это

We use cookies to ensure you get the best experience. Find out more.